Аленка-моя милая учительница английского языка

Категория: Минет

Алена Игоревна. М-м-м… Длинноватые ножки, короткие светлые волосы, маленькая грудь…

Да, хоть она и миниатюрна во всем собственном естестве, все же очень сексуальна и возбуждающа.

Молодая учительница. О да, я помню, как она преподавала нам британский язык. Англичанка…

Время от времени она приходила в таковой сероватой, обтягивающей попу, юбке. И блуза, белоснежная, немного, совсем-совсем немного, просвечивающаяся.

Время от времени, когда было горячо, она одевала легкое белоснежное платье с розовым ремешком, и более легкой походкой входила в класс. И когда она это делала – все мальчишки, в секунду ранее сидевшие в собственных делах, одномоментно начинали глядеть на неё. Ну и девченки тоже, наверняка, у их была какая-то зависть, либо восхищение, я уже не знаю.

Да, мальчишки смотрели на неё днем и деньком, а вечерком и ночкой сладострастно дрочили. Она взрывала молодые разумы, её желали, не совру, все в нашей школе.

Однажды я задержался после уроков. Я шел в сторону выхода, собираясь пойти домой, пока не увидел, что дверь в её кабинет открыта. В школе уже практически никого не было, все малыши мигом разбегались по домам после звонка, ничто не могло удержать их в этом месте, и поэтому я решил просто зайти и проститься с Аленкой, а заодно и ещё чуть-чуть поглядеть на неё.

Меня заставило задуматься то, что когда я подошел к двери (а шел я достаточно тихо, я был в кедах, и никуда не спешил), я услышал легкое постанывание. Либо что-то в этом роде. В голове сходу вспыхнули тыщи неблагопристойных картинок, и я не мог удержаться, чтоб не посмотреть, что все-таки там происходит. Осторожно, очень медлительно я приоткрыл дверку и увидел…

Её, в лучах солнца, сидящую лицом к двери, немного опрокинувшую голову вспять. С задранной юбкой и немного спущенными трусиками. Собственной ручкой она водила по собственному бугорку, лаская себя своим же своим пальчиком. Я просто стоял, и не знал что делать, я не желал уходить оттуда никогда. Здравый смысл давал подсказку, что это может кончиться не прекрасно, но ноги не слушались. Мгновение, и закончили слушаться мои руки, вероломно полезшие в трусы. Я вынул собственный член и начал дрочить.

И здесь она открыла глаза. Может, я издал какой излишний звук, а может, она ожидала, что кто-либо её увидит, а может что-то ещё. Я не знаю.

Лицезрев меня, она резко сдвинула ноги, при всем этом очень покраснев. На её лице читался испуг.

Но позже она увидела, где находятся мои руки, и что они делают… Странноватая, хитрецкая и малость пугающая ухмылка появилась на её прелестной мордочке.

— Зайди, резвее, и закрой дверь.

Честно говоря, мне было жутко. Что она сделает? Пригрозится поведать родителям? Либо посетует директору, что-то вроде того, и меня вообщем исключат из школы? Но кое-где в глубине моего сознания были и другие мысли: вдруг, она решила пользоваться тем, что я желаю её? И поэтому я зашел, закрыв за собой дверь.

— Алена Игоре… — начал я, но она меня перебила.

— Я нравлюсь для тебя?

Я стоял, как кретин, с открытым от удивления ртом.

— Ну же, не страшись ничего, я нравлюсь для тебя? Хотя, наверняка, глуповатый вопрос, беря во внимание что ты лицезрел, чем я здесь занимаюсь, и при всем этом стоял со своим дружком в руках…

Снова мне было жутко, но внезапно она очень тепло улыбнулась. Дамы могут это делать. И они все интенсивно этим пользуются: стоит одарить кого-либо ухмылкой, как он с большой вероятностью либо расслабиться либо вообщем станет твоим «фанатом». Дамы…

— Да, нравитесь.

— А ты желал бы поглядеть ближе? – она очень игриво улыбалась, и желаю увидеть, что она все ещё была со спущенными трусами, прикрываясь только собственной ручкой.

Я сглотнул.

— Да, желаю.

Мой член стоял колом от 1-го разговора, но когда она убрала свои руки со собственного лона, он, наверняка, ещё стал ещё больше и тверже.

— Сделаешь мне приятное, а, милый? – о да, дамы. Молвят приятные слуху, нежные слова, чтоб пользоваться.

— Ч-что необходимо сделать? — в горле стоял ком, я был возбужден и удивлен. Все это было очень особенно.

Аленка ещё обширнее раздвинула свои ножки, и моему взору стала её писечка во всей её красоте: маленькая, чуток выпуклая, с тоненькой полосой волос, ведущей наверх. О да, это стервочка имела какую-то интимную стрижку, её красоты были гладкими и прекрасными.

— Встань передо мной на коленки? – она спросила, очень нежно улыбаясь. В очах её танцевали чертики.

Я послушливо встал перед ней на колени.

— Ближе.

Немного подвинувшись ближе, я учуял запах её красот. Они пахли… дамой. Это непередаваемо.

Здесь она взяла своими ручками мою голову и придвинула к собственной писечке.

— Давай же, сделай мне приятно, я прошу тебя, сделай…

Я начал вылизывать свою учительницу. Я работал языком так, как меня этому обучила порнуха. И мне это нравилось, мне безрассудно нравилось вылизывать её влагалище. Я вылизывал каждый мм, время от времени засовывая язычок глубже, время от времени облизывая окресности.

Так продолжалось достаточно длительно, по моим ощущениям. Во всяком случае, минут через 20 она начала кончать. Её ноги подсознательно двинулись, её девченка начала пульсировать, а сама Аленка была на пике удовольствия: она уже скулила, вся в каких-либо сладких судорогах.

Она кончила от моих ласк.

Я отодвинулся от неё, весь красноватый, но очень удовлетворенный. Из моего члена во всю уже выделялась смазка.

Сейчас я был хочет получить свою порцию наслаждения.

Просто встал, и подошел к ней, подведя собственный член к её лицу. Не знаю, было ли это в её планах, но она без слов взяла его в рот. Она сосала очень скупо, одной рукою лаская мои яйца, другой плавненько гладя ствол моего члена. Она засасывала головку, язычком своим проводилась по уздечке, радиальными движениями, как будто торнадо, доставляла и мне неземное наслаждение, и для себя. Ей это нравилось, потому что спустя некое время рука, что была на моих яйцах, перебежала снова в сторону её писечки.

Кончил я достаточно стремительно, потому что был перевозбужден. Прямо в её грязный ротик. Шлюшка, она была великолепна, когда глотала мою сперму.

Я был так возбужден, повторюсь, что мой член практически одномоментно после первого оргазма начал опять твердеть. Её это изумило, и она продолжила «поднимать» его своим теплым ртом и мягеньким язычком.

Мне хотелось БОЛЬШЕГО.

— Я желаю узреть вас стопроцентно нагой. Можно?

— Да, — произнесла она, практически не раздумывая. Какая же она шлюха. Как мне это нравилось.

Я поднял её со стула и начал расстегивать пуговички на её блузе. Одна, 2-ая, 3-я… и вот, блуза расстегнута, и передо мной её маленький белоснежный лифчик. Я вынул её грудь поверх лифчика, сходу начав ублажать своими руками. При всем этом я начал целовать Аленку, прямо в губки.

Она ответила на мой поцелуй. Я ощущал на её губках вкус спермы. Моей спермы. И меня это заводило. Наши языки плясали вместе, отдаваясь друг дружке на 100 процентов.

Позже я голубил её шейку, мочки её ушей, её грудь… Я целовал каждый мм её тела, я чувствовал её запах, ощущал запах похоти. Её юбка издавна валялась кое-где на столе, блуза тоже. На ней из одежки остались только приспущенные до сего времени трусики да чулки. Чулки, о да, это так возбуждает, в особенности на ней, на этой прелестной фее.

Я положил мою девченку, мою ненаглядную Алену Игоревну, на стол, стянув с неё её последний цитадель, последний шанс остаться не таковой шалавой. Но она не сопротивлялась, напротив, она призывно улыбалась, раздвигая при всем этом ноги пошире. Презервативы она отдала мне сама, достав из её сумочки.

Я подошел к её пещерке и воткнул собственного дружка в её подружку. Аленушка моя при всем этом малость охнула. И я начал. Поначалу с медлительно, но через две минутки уже с большой скоростью, я долбил её дырку. Руки мои бродили по её телу, лаская различные её части, которые я доставал в таковой позе.

Я длительно истязал её, потому что 2-ой раз кончить труднее, но для неё это был только плюс.

Спустя минут 40 я кончил. Мой член был красноватый от напряжения, я сам был красноватый от напряжения, и моя милая Алена была красноватой от напряжения. Мы тяжело дышали, удовлетворенные, стопроцентно отдавшиеся друг дружке. Учительница, и её ученик.