Дочь полка

Категория: Традиционно

Армия… Армия… Армия. В этом слове больше смысла, чем может на 1-ый взор показаться. Армия из одних делает парней, а из других тряпок и шестерок. Эта школа жизни так сказать, которую и мне довелось пройти и хлебнуть сполна истинной жизни. Наряды, караулы, подъемы, отбои, деды, черпаки, бессонные ночи и неиндивидуальный мордобой… Всего хватало, но эта не тема моего рассказа.

То, о чем я желаю вам поведать еще увлекательнее, а для обыденного бойца в то время и подавно. Не буду откладывать в длинный ящик и начну… В 1999 году закончив П.Т.У. и получив диплом об окончании я был ориентирован на завод (на котором проходил практику) для предстоящего трудоустройства, но поработать там мне пришлось не длительно, через две недели пришла повестка из «всемиуважаемого» военкомата. Служить мне откровенно не хотелось, да и , «косить» я не стал. 18 месяцев срок маленький, ну и я не из числа тех, кто при одном упоминании об армии «сцит в штаны». Одним словом призвали меня служить. И где? Часть моя находилась в 2-ух часах от дома. Все же есть БОГ на свете.

Естественно, учебка находилась далеко от дома, но что такое один месяц? Плюнуть и размазать! Приняв присягу и пройдя курс юного бойца, возвратились свежеиспеченные «духи» в родные пенаты, где нас уже ожидали «дедушки». Вот тут-то служба и началась. «Деды» наши были «форменные звери». Одно спасение, караул. Заступишь на пост и два часа, что хочешь делай, никто не напрягает, не доебывается, короче сам для себя, хочешь «массу топи», хочешь кури, а здесь еще слух пошел, что объявилась в местных местах «давалка местная» Верка. Типо зачастила она к связистам и длительно у их теряется. Такие слухи прогуливались уже около 2-ух месяцев, но лично я пока не лицезрел эту Верку. И вот в один из летних горячих дней заступил я в караул на пост N2.

Жара стояла адская и я отойдя за далекий вертолет, устроился в теньке. От сюда отлично просматривалась вся взлетная полоса и сразу я оставался не приметен. Те, кто служил, усвоит меня. Ничего нет круче, чем прикорнуть излишних пол часика. Естественно нарушение суровое, в особенности в карауле, но если охото спать, здесь уж не до инструкций. Лично я и стоя спать научился, а сон стал проницательным как у малыша. В карауле, бывало, поспишь за день часа два-три, а остальное время либо на посту, либо бодрячишь. По-первому времени так и было. Итак вот прилег я на траву за вертушкой, закурил и закрыв глаза представил, что я на «гражданке», представил встречу с друзьями, с подругами, вспомнил наши гулянки и пьянки, но почему-либо от этих мемуаров стало как-то обидно, ведь они там, а я тут и меж нами 18 месяцев.

Фильтр обжег мне пальцы, подсознательно дернувшись я открыл глаза и затряс рукою время от времени дуя на место маленького ожога. Я снова возвратился к действительности и оглядевшись поглядел на часы. Пора звонить с докладом в караулку. Доложив по форме начкару, о том, что на посту без происшествий я снова комфортно устроился на траве и прикинул, сколько мне еще стоять на посту. Выходило около часа. Жара была нестерпимая и только тенек в каком я находился выручал от солнечного удара. Бетонные плиты взлетной полосы напоминали раскаленную сковородку. Очень хотелось искупнуться и вообщем оказаться где-нибудь на море. Такие мечты и мысли роились в моей голове, сменяясь одна другой. И вдруг со стороны леса появился чей-то силуэт, который направлялся в мою сторону.

На расстоянии тяжело было найти кто это, мужик либо дама. Я встал и начал вглядываться в этот силуэт. Когда расстояние сократилось, я увидел, что в мою сторону направляется женщина. Что она тут делает? Неуж-то она не знает, что тут запрещено находиться?! По уставу положено было бы задержать ее и доложить начальнику караула, но я не стал этого делать. Когда женщина подошла совершенно близко, я отдал приказ ей тормознуть и спросил кто она, и что тут делает. Она произнесла, что ее зовут Вера и, что дескать, идет домой, типо сюдой поближе, и вообщем она повсевременно сюдой прогуливается. «Почему я никогда тебя ранее тут не лицезрел?»- спросил я. И только сейчас я сообразил, что за Вера передо мной. Эта же та Верка, о которой я ни раз слышал.

Женщина начала оправдываться и что-то гласила, но тогда я ее не слушал. Я оценивающе осматривал Веру с ног до головы и сделал вывод, что она достаточно презентабельна. Длинноватые русые волосы, коричневые выразительные глаза, пухлые губы. Относительно стройная фигура, ровненькие ножки и маленькая аккуратная грудь. При собственном росте в 170 см. даже очень хорошо. С виду лет 18-20. Аппетитная крошка. «А меня Кириллом звать…»- произнес я и протянул девице руку. Вера улыбнулась и также протянула мне руку. Так мы с ней познакомились. Из нашего с ней общения я сообразил, что Вера живет в 2-ух километрах отсюда. Мамы и отца у нее нет, а живет она со собственной бабушкой в примыкающем поселке.

Когда меня сменили на посту и наш караул ворачивался в караульное помещение, у меня никак не выходила из головы эта встреча. Казалось бы, ничего такого особенного, но в голове повсевременно крутилась эта Верка. В караулке я вроде бы ненароком поинтересовался у мальчуганов из собственного призыва, что эта за Вера такая? Мой сослуживец Игорек поведал мне, что эта местная шлюха, нередко тут ошивается и, что через нее ни один боец прошел, также произнес, что наши деды нередко ее пользуют и вообщем у нее ни все с головой в порядке. В принципе ничего нового я от него не услышал, просто я никак не мог увязать все мне рассказанное с этой женщиной. А может это совпадение и Вера, с которой я два часа вспять познакомился ни та, о которой все молвят. Хотя нет, навряд ли это совпадение, вероятнее всего это она и есть. Я терялся в гипотезах и не знал, что мыслить.

Еще через два часа я опять заступил на пост. Солнце не так уже очень пекло, потому я с автоматом наперевес прогуливался по взлетной полосе в собственных раздумьях. Мне не было жаль эту даму, я не испытывал к ней омерзение, но мне хотелось ее снова узреть. Прошло два часа и меня вновь сменили на посту. Неиндивидуальное: ,,Пост сдал! Пост принял!» и вспять в караулку. В последующий раз я заступил на пост в 10 вечера. Принял его как полагается по уставу и когда разводящий со сменой пропал из поля зрения, залез на вышку, разложил самопальный топчан и присел. Чиркнув зажигалкой закурил. Предстояло коротать очередных два часа. Начинало смеркаться. Вдали послышался стук колес проходящего поезда, кое-где был слышен лай собак. Вдруг раздался звонок. Я поднял трубку и представился по форме. На другом конце провода гласил знакомый глас: «Кирюха! Начкар с проверкой по постам пошел, смотри там, не спи!». «Понятно!»- ответил я и положил трубку.

Хоть еще не стемнело я включил прожектор, потом спустился и включил освещение взлетки. Минут через 5 появился начкар с разводящим. Очередной доклад, пару очевидных фраз и проверка окончена. «Через денек на ремень» и так 18 месяцев предстояло мне служить, романтики не достаточно. Уже благопристойно стемнело и только луч прожектора разрезал мглу. Я опять закурил и вдруг кое-где рядом услышал некий шорох. Затушив сигарету, прислушался. Неуж-то снова начкар заявился? Нет, не может быть, с караулки по-любому кто-либо звякнул. Тогда, что это? Может дворняга какая? Либо послышалось? Я взял трубку и связался с караулкой. На том конце трубку взял начкар.

«Товарищ капитан! На втором посту без происшествий, рядовой *******!»- отрапортовал я. Означает ни начкар. Я снова прислушался. Тишь. Через минут опять некий шорох. Я насторожился и повернул прожектор в ту сторону, откуда слышался этот самый шорох. Свет прожектора выхватил из мглы человечий силуэт. На разводе нам нередко ведали всякого рода страшилки (про нападение на караул, про убийство часовых с целью завладения орудия и т.д.), может быть это тот случай? «Стой! Кто идет?!»- проорал я. «Это я, Вера»- чуток слышно отозвались из мглы. Я перевел прожектор в начальную точку и кликнул в полголоса: «Иди быстрей сюда! Поднимайся на вышку!» Верка мигом поднялась и желала …что-то сказать, но я ее перебил:

«Ты, что совершенно офанарела либо для тебя жить надоело?!»- произнес я. Тогда я готов был разорвать ее на кусочки. «Это для тебя ни парк развлечений! Здесь военный объект все-же!»- продолжал злиться я. «Ну, прости меня пожалуйста, я так больше не буду…»- каким-то совершенно детским и жалобным голосом произнесла Вера и я немного начал остывать. «Ну, хорошо, хорошо… Для чего, ты тут?»- спросил я. Вера опустила глаза и ответила: «Мне просто захотелось узреть…тебя…» «Что? Узреть меня? Это в такое-то время?» удивленно спросил я. Да, наверное у нее и по правде ни все дома, мелькнуло у меня в голове. «Ну, что увидела? А сейчас давай бегом домой»- начал снова заводиться я. «Хочешь меня?» без тени стыда и сомнения спросила Вера. Я поглядел ей в глаза и не знал, что ответить, только понизу животика приятно заныло. «Хочешь, вижу, что хочешь! Все вы только этого и ожидаете!»- с некий злостью произнесла Вера. «А, ты означает благотворительностью занимаешься…»- я желал еще что-то сказать, но она закрыла мой рот собственной ладонью.

В последующий момент ее 2-ая ладонь легла на мой пах. Мой член моментом встал, со стороны это наверное забавно смотрелось. Я не стал больше ожидать и рассуждать для чего ей все это нужно, а просто повалил эту шлюшку на топчан и стал срывать с нее сарафан. «Я сама…»- шепнула Вера. Она начала расстегивать пуговицы на собственном сарафане, а я поторопился «расчехлить» свое орудие. И здесь звонок. Беру трубку, как обычно доклад. «Да, погоди ты! Кирюха, звонили с первого поста, произнесли, что ты там что-то кричал. Что случилось?»- прогундосил Санек. «Не, все в норме! Просто показалось. У вас как там, тихо?»- вопросом на вопрос перевел разговор я. «Тихо, тихо…»- произнес Санек, ухмыльнувшись, и положил трубку. Я поглядел на часы, до моей смены оставалось еще 40 минут. Не теряя времени я снова набросился на Верку и стал откровенно лапать ее девичьи красоты. За четыре месяца воздержания, Верка казалась мне супер моделью. Ее маленькая грудь и упругая попа кружили мне голову.

Безо всяких прелюдий и ласк я стянул с Веркиной задницы трусики, и мои пальцы задели ее письки. Небольшой треугольник темных волосиков красовался на девичьем лобке и затуманивал солдатский разум. Раздвинув Веркины ножки, я навалился на нее сверху и направил собственный член в ее лоно. Там было мокро и мой член без усилий просочился в ее издавна уже недевственную дырочку. Я начал возвратно-поступательные движения и скоро темп моих фрикций достигнул бешенного ритма.

Я трахал Веру так, как кабель трахает суку. Видимо длительное голодание и воздержание добивались собственной разрядки. Мне было все равно кто подо мной девственница либо последняя шлюха, единственное чего я желал это просто удовлетворить свою похоть. По тяжелым вздохам Веры было понятно, что девка тоже не без кайфа этим занимается. Из ее уст срывались слова: «Трахай меня! Не останавливайся, пожалуйста!»- ну и т.д., при этом она очень нередко называла меня другими именами, но повторюсь, мне было все равно. Мое внимание было сконцентрировано лишь на ее теле. Мягенькая шелковистая кожа Веры пахла парным молоком. Маленькая грудь колыхалась от каждого моего толчка. Упругие ягодицы девицы таяли у меня в руках. Чувство угрозы и экстрима увеличивали адреналин в крови и стимулировали, но все не плохое как понятно кончается, кончил и я. При этом так бурно, что забрызгал бедную даму ,,с ног до головы».

Кое-где вдалеке за спиной послышались шаги. Это шла смена. Я и не увидел как время пропархало. Выглянув я увидел как к вышке приближается начкар с разводящим и сменой. «Не сообразил? А, почему не предупредили? Бля, во влип. Что делать?»- одномоментно проносились мысли. «Стой! Кто идет!!»- выкрикнул я. Далее последовал стандартный перечень фраз при смене караула. «Почему трубку не берешь и не докладываешь, спишь, что ли?»- спросил начкар . Я бросил взор на телефон и практически сходу увидел, что вилка выдернута из розетки. ,,Никак нет товарищ капитан! Контакт было пропал, но я уже избавил неисправность, все работает»- не растерялся я. ,,Пронесло слава Богу!»- раздумывал я шагая в караулку. Так я впервой отымел Верку.

Как оказывается, она ни впервой, таким макаром, оказывалась на вышке. До самого моего дембеля эта дура ублажала солдатню, хоть я и пробовал ей разъяснить по какой дорожке она пошла. Результат оставался безъизменным. Видно девчонке нужен был только трах и больше ничего, потому когда мне необходимо было разрядиться я всегда прибегал к услугам Верки. В особенности мне нравился ее минет. Надаешь ей по-быстрому за щеку и все, никаких для тебя заморочек, соплей и иной херни. Естественно, в этом плане она всех устраивала, как говориться женщина без претензий. Девка была так ненасытная, что давала всем без разбора и дедам, и духам, главное чтобы член стоял. Я довольно встречал девок легкого поведения, но такую в первый раз. Наши отцы-командиры было как-то пронюхали про это и пробовали ,,прикрыть лавочку», да все впустую, Верка оказалась не таковой и тупой как на 1-ый взор могло показаться. Находила все вероятные методы и уловки, чтобы достигнуть собственного. Такое вот «кино» происходило во время моей службы.

Хотелось бы услышать о ваших армейских историях, если такие есть шлите на [email protected], также отзывы. Отвечу на все интересующие вопросы.