Мой Котенок. Часть I

Категория: Минет

Стояла промозглая осенняя погода. По ту сторону окна нерасторопно барабанили по стеклам капли дождика. Досмотрев в зале по телеку ночной боевик, я пришел в свою комнату, стараясь не шуметь снял майку со спортивками и лег под одеяло. Комната была моей и сестры Кати. Катя была на 2 года младше меня и обучалась в выпускном классе, а на данный момент тихонько лежала в собственной постельке и, как мне казалось спала.

Я расслабленно лежал, закрыв глаза, сон что-то не шел, ну и какие-то мурашки скреблись на душе. Я лежал, глядев в окно и молчал, пока не услышал со стороны Катиной кровати (наши кровати стояли рядом, буковкой Г), какие-то странноватые подергивания и всхлипы. Я сходу додумался, что она рыдает.

— Катюша, что с тобой? Кто тебя оскорбил? – спросил я перевернувшись на животик и обратившись лицом в сторону Кати.

— Вы! Все вы! Мужчины! Уродцы! Вскипела Катя и звучно заплакала, уткнувшись лицом в подушку.

— Не сообразил? Что случилось? Ну-ка рассказывай!

— А что говорить? Вы все однообразные. Вам только 1-го и необходимо! Вам наплевать на нас, только желаете чтобы вам только давали, а сами ничего взамен дать не желаете, либо не сможете. Вам пофигу чувства и все другое, врете на каждом шагу – только бы засунуть!

Оп-па. Такового от собственной сестренки я не ждал. Как успокаивать женщин я не знал. Ну и вообщем опыта общения с девицами у меня не было тогда. Я растянул руку вперед, нащупал несмело Катину руку, и немного сжал ее.

— Катюш, неправда. Не все однообразные. Я не таковой. Что с тобой вышло? Ты залетела, а он тебя кинул?

— Да пошел ты! – Катя нервно отпихнула мою руку- ни от кого я не залетала! И вообщем, да будет для тебя понятно, я еще девственница.

Честно скажу, у нас с Катюхой были различные интересы и различные компании, общались мы только дома и то, не очень откровенно – каждый жил собственной жизнью, у нее школа, подружки, мальчики-ухажеры, а у меня институт, спорт, гитара, друзья.

— Тогда какие трудности? Сама небось их динамишь, хахалей собственных, вот они и отрывются на для тебя. Кто оскорбил? Завтра пойду ему рожу набью.

— Игорь – произнесла она всхлипывая. Гласить ей было тяжеловато. Я встал, пошел на кухню, заполнил стакан водой, и придя, сел на край Катиной кровати.

На, водички попей, успокойся и рассказывай. Должен же я знать, за что ему табло расписывать.

— Там не только лишь он. Там к тому же его друг со двора.

— Оппа! Так их двое было? Оба получат, но по отдельности. Что они для тебя сделали?

— Ничего не сделали, не трогай их. Просто противный осадок от общения.

— Ничего для себя, противный осадок – я опять взял Катю за руку. Сейчас она не стала ни вырываться, ни одергивать руку, а напротив, посильнее сжала ее.

— Помнишь, мы летом с классом загород ездили? – начала она уткнувшись в подушку – тогда с нами поехал Витя, Игоря друг и с ними еще некий левый мальчуган был, я его не знаю. В общем приехали мы на природу, разгрузились, поели, мальчишки и некие девченки тайком от учительницы привезли и распили какое-то спиртное. Позже ко мне подошли Игорь, Витя и Виталик и предложили мне и Олеське походить в лес. И мы пошли…

— Постой, вы пошли в лес уединиться с 3-мя влитыми мальчуганами? Катюша, а на что ты рассчитывала? Ведь есть красивая пословица – чем далее в лес, тем меньше вариантов, что на шашлыки. Ты ее не знала?

— Они же просто предложили походить – ответила мне сестренка. Господи, какая она еще доверчивая, поразмыслил я.

— Малость пройдя в лес, мужчины тормознули, — ну что, начнем? – предложил Витя. Я спросила – а что конкретно? Здесь ко мне подошел Игорь и начал лапать за попку. – А то ты не знаешь, для чего мы сюда пришли. Еще Олеська, дурочка, здесь же подошла к третьему, Виталику и запустила руки ему в спортивки, а он сходу руками полез к ней под майку. Я отвела руки Игоря в сторону от моей попки, и произнесла – нет, я не буду этого делать. А Игорь начал меня уговаривать, типа давай отдохнем, кайфанем, для тебя понравится, да что ты из себя целку строишь, а Олеська с уже скинутой майкой и лифчиком в это время села перед Виталиком на корточки, и спустив его спортивки с плавками до колен, стала брать его член в рот. Поначалу понемногу, посасывая головку, а позже, когда он малость набухла, заглотила полностью. И развернулась и буркнув – делайте что желаете, но только без меня, развернулась и побежала прочь, к остальным ребятам, но Игорь с Витей меня догнали повалили на травку, я заорала, что есть силы, а они видать испугались и отошли от меня, сказав «ну и оставайся как дурочка, без подарка. Иди отсюда, только остальным ничего не гласи, мы пока с Олеськой развлечемся, она не такая шизоидка, как ты». Я вскочила, отряхнулась и побежала к своим, а из леса уже доносились стоны Олеськи и уханье Виталика.

– А что для тебя твои произнесли, когда ты к ним возвратилась?

– Ничего, спросили, что я орала, я ответила, что увидела паука, но мне наврядли поверили, зна Олесину репутацию.

– Умничка. Ты верно поступила. Только почему мне ты ничего не поведала?

– Я задумывалась, что все само собой обойдется. Ну и говорить такое для тебя мне было почему-либо постыдно.

– И как? Обошлось?

– На какое-то время. Позже Игорь с Витей опять начали ко мне приставать, поначалу на садике, в примыкающем дворе они меня длительно уговаривали, но я не отдала. А вчера, на деньке рождения Ирины, моей одноклассницы они поначалу попробовали меня напоить, добавив водки в лимонад, но я эту мерзость выплюнула, позже они попросили меня проити в соседнюю комнату, типо им было надо со мной о кое-чем побеседовать. Там они поприставали малость, но получив мой очередной отказ, перевели разговор на другую тему, ни о чем. А наутро, в школе, разболтали, как будто раскатали меня вдвоем во все дыры.

После этих слов она опять заплакала. Я развернул ее лицом к для себя и обнял, утешительно поглаживая по спине и плечам.

– Итак вот отчего ты сейчас была такая печальная после школы…

– Если б. Когда я шла из школы домой, меня предложил подвезти Армен, из 5-ого подъезда. Он как раз проезжал мимо школы, увидел меня. По дороге он начал доставать меня своими распроссами, отчего я такая печальная, что случилось, и тому схожее, позже произнес что на данный момент меня развеселит, и заехав во двор, поехал не к подъезду, а за гаражи. Там он полез сходу руками мне под юбку, говоря, что на данный момент мне будет прекрасно, но я увернулась, врезала ему кулаком по носу, как ты меня когда-то учил, выскочила из машины и домой.

– Еще кое-кто у меня завтра получит. Не расстраивайся, котенок, эти уродцы у тебя в ногах валяться будут прощенья просить – пообещал я.

— С тобой так отлично – казала Катюша, останься у меня.

– Я рядом котик – ответил я. – я никому тебя в обиду не дам. Я буду рядом всегда – продолжил я, отстраняясь и собираясь перелечь на свою кровать.

– Не уходи, ляг рядом со мной – попросила Катя.

Не знаю почему, но я не сумел ей отказать. Я задрал одеяло, и залез под него, устроившись на спине, а Катюша примостилась рядом, запрокинув одну ногу на мои ноги и положив голову мне на грудь.

– Ну вот скажи мне, почему непременно нужно добиваться девицы конкретно таким макаром, уговорами, обманом и насилием? Разве нельзя по отличному, скажем по-любви? – начала она после недолгого молчания малость успокоившись от слез.

– Не знаю, может для тебя просто попадались такие уродцы, а истинные, достойные мужчины еще впереди попадутся – ответил я сбивчиво.

Если честно, близость привлекательной девицы, её мягкое и теплое дыхание рядом со мной, ее запах, ее шелк волос вызвали во мне маленькую, доныне неслыханную дрожь. Даже тот факт, что Катюша была моей сестрой, отступил на 2-ой, если не на десятый план. Рядом со мной, поточнее на моей груди лежала стройная, женщина, с длинноватыми русыми кудрявыми волосами. Через ткань ее пижамы я ощущал ее маленькие, но упругие грудки. И это очень меня возбуждало. Я смущался собственного возбуждения, но его нереально было скрыть, член уже набух, тем паче что его накрыла Катя ногой, и она не могла не увидеть этих шевелений.

– Скажи Дим, а ты как собственных женщин добиваешься?

– Никак. Признаюсь для тебя честно, — ответил я , лаская ее волосы собственной рукою, — у меня еще не было женщин

– Почему? Вроде ты красивый, хороший, радостный… Почему у тебя до сего времени не было женщин?

– Не знаю. Может причина в моей застенчивости

Мы лежали еще молчком, я голубил Катины волосы пальцами, запуская их время от времени растопырив, как расческу и поглаживая голову. Равномерно я увидел, как дыхание Кати участилось, и ее забила маленькая дрожь.

– Для тебя холодно, котенок? – спросил я и увидел и в собственном голосе мелку дрожь.

– Нет, напротив, даже очень тепло с тобой. Просто я поразмыслила, что желаю для себя того же парня, как ты.

Сейчас я увидел дрожь и в голосе Кати. Мой член сейчас уже стоял колом, мне было от этого очень неудобно, а Катя не спешила убирать с него свою ногу. Я оборотился на бок, лицом к Кате и начал ублажать не только лишь ее волосы, но к тому же очень лаского касаться кончиками дрожащих пальцев ее лица. Она задышала почаще, закрыла глаза и приоткрыла ротик, разомлев от ласок. Позже чуток немного подалась вперед и наши губки повстречались. Это был наш 1-ый поцелуй. И ее и мой. Мы лобзались неискусно, касаясь губками друг дружку, позже я немного придавилл ее голову к собственной и ввел собственный язык к ней в ротик. Катя только посильнее прижалась ко мне. Нас было уже не приостановить. Наш поцелуй был очень долгим, мы очень страшились его оборвать. Моя рука уже скользнула под Катину пижамку и гладила ее нежную спинку. Катя малость набравшись смелости тоже начала разглаживать меня по спине, повдоль позвоночника, от поясницы к затылку. Мой язык уже вовсю изучал ее ротик, зубки и она в ответ сжимала и разжимала губы. До сего времени я не знавал более сладкого поцелуя как тот, наш, 1-ый. Я оторвался от ее губ, и начал ублажать ее шею, поначалу проводил по ней языком, позже пощипывал губками. Катя только легла на спинку, запустив свои руки мне в волосы и постанывая от наслаждения, направляла мою голову все ниже и ниже. Вот расстегнулась 1-ая пуговка на ее пижамке, вот 2-ая, вот 3-я и полы пижамы распахнулись прочь, как будто крылья. Только я дотронулся губками до Катиного соска, как она здесь же глубоко вздохнув выгнула грудь мне навстречу. Это было превосходное наслаждение от тгоо что мне приятно ублажать ее маленькую но упругую грудь с уже затвердевшими сосками, и блаженство от того, что я доставляю наслаждение собственной партнерше. Пусть она мне и сестра, но тогда это было уже не принципиально. Я голубил попеременно то одну, то другую грудь, при каждом моем прикосновении Катенька выгибалась навстречу мне. Свободной рукою я гладил Катины ноги. Хоть на ней еще были штанишки от пижамы, я через ткань ощущал нежность ее дивной кожи. Равномерно я начал целовать ее живот, вот уже рисую кончиком языка круги вокруг пупочка, через мерклый свет луны проникающий в нашу комнату, я вижу, как Катя закрыла закрыла глаза от наслаждения, и как проводит своим языком по губам. Наигравшись с пупочком, я спускаю поцелуи ниже, вот уже резинка от пижамных штанишек, а под нею сразу резинка от ее белоснежных трусиков. Вот уже мой язык пробует просочиться под эти две резинки, вот уже погромче ожидающие стоны, но стоп!!! Она же, моя сестренка, еще девственница. Я приподнимаюсь, опять бешено целую ее в губки, но уже не так длительно, и ложусь рядом с ней.

–Почему ты тормознул?

– Давай, раз уж ты девственница не будем тебя трогать и оставим для супруга.

– Ты реальный мужик – произнесла она, и повернувшись ко мне боком, начала ублажать мою грудь. Сейчас уже была моя очередь всласть отдаваться ласкам. Я гладил Катину голову руками , а она покрывала мою грудь, шейку, лицо и животик нежнейшими поцелуями. Мой член готов был подорваться.

– Я могу дать, а могу и взять, – произнесла моя кошечка, навалившись на меня своим телом и целуя в кончик носа.

– Другими словами? – не сообразил я.

– Ну что ты хочешь? Я же вижу, что ты меня хочешь, потому я желаю доставить для тебя наслаждение.

– Мне все равно, честно говоря. Я очень тебя желаю, но во-1-х ты моя сестра, а во-2-х, ты так дорожишь собственной невинностью. А чего хочешь ты?

– А мне уже все равно, я готова либо дать для тебя, либо взять в рот, только бы только это был ты. Я тоже тебя очень желаю.

– Мне тоже все равно, но давай не будем спешить?

– Хорошо, давай тогда в ротик, только не обижайся на меня, я это делаю впервой, если что-то вдруг не так, скажи мне, хорошо? Я не обижусь.

После этих слов она с поцелуями начал скользить вниз, и через какое-то мгновенье оотянув трусы вниз, начала водить языком поначалу по яйцам, позже и по стволу члена. Делала она это не искусно, но очень старательно. Наслаждение было вселенским, непередаваемым. Правда для первого раза недолгим, – как Катя обхватила головку своими жаркими губками и немножко втянула член в себя, я здесь же разрядился, жаркими струями, так, что она от неожиданности чуть ли не захлебнулась. Сглотнув, она легла рядом со мной, и страстно меня поцеловала. От спермы ее слюна заполучила некоторый солоноватый привкус, но даже невзирая на это поцелуй был очень сладким.

Установилась моя очередь доставить ей наслаждение. Не отрываясь от поцелуя, я ладонью провел от ее груди вниз по животу и запустил руку под ткань трусиков. Нащупав бугорок, (я кое-где читал, что ласкание клитора доставляет дамам наслаждение) я начал теребить его пальцами. Катя застонала. Я сообразил, что нахожусь на правильном пути. Я оторвал палец от клитора, и спустившись ниже, посодействовал Катерине избавиться от белья, потом наклонившись, начал языком теребить ее клитор, а палец в это время голубил ее уже издавна мокроватые половые губы. Катя положила руки мне на голову и начала надавливая направлять ее ниже, я погрузился чуток ниже и стал языком ублажать створки ее магической пещерки. В фильмах я лицезрел, как мужчины делают это языком и как я ввел язык как мог во влагалище сестренки, она здесь же сжала ноги, чуть ли не раздавив мою голову, с звучным стоном затряслась. Я здесь же оторвался и накрыл ее ротик своими губками, чтобы она не разбудила родителей.

Это был наш 1-ый оргазм. Мы еще малость поласкали друг дружку. Тишину нарушила Катя.

– Я люблю тебя, братик.

– Я тоже тебя Люблю, сестренка.