Моя любовь — Оленька

Категория: Традиционно

1-ый раз я увидел ее 5 годов назад. Тогда я даже не направил на нее

никакого внимания. Я просто пришел сдавать донорскую кровь и глупо лежал, глядя в потолок и скучая. Она, юная медсестра, говорила своим напарницам о каких-либо домашних дилеммах и о ребенке. Единственное, что сходу ринулось мне в глаза, что она была самая юная и, судя по всему, пришла сюда работать не так давно. Становясь невольным слушателем, я вызнал, что даму зовут Оля.

Поначалу я прогуливался на станцию переливания крови нередко, позже, разрываясь

меж домом, институтом и работой, я стал бывать там пореже. Позже 18 месяцев я не сдавал кровь вообщем. В один прекрасный момент, находясь в отпуске, скучая и томясь от бездельничания, вспомнив, что являюсь донором, я решил наведаться в оспк.

За этот период времени почти все поменялось: сделали ремонт, поменяли оборудование.

Неизменных доноров сотрудники знают в лицо. Узнав меня, регистратор

ободряюще улыбнулась и напомнила, куда идти. Когда меня пригласили в

операционную, я направил внимание на то, что у их пополнение. Но очами я почему-либо находил Олю. В душе зародилась тревожная идея: а что если она больше не работает тут? Но я здесь же одернул себя — что я на баб сюда пришел глядеть что-ли? И вдруг я увидел ее. 5 лет прошли для нее безо всяких следов. Оля была все та же: те же волосы, глаза, ухмылка, тот же глас с маленький хрипотцой, те же руки…

Ну и она меня выяснила. Всегда строгая, критически настроенная, даже, можно сказать, периодически грубая и заносчивая, она улыбнулась мне, как отличному знакомому. Мы перекинулись с ней парой фраз, и она, отходя от

меня, окончила наш диалог шуточкой.

В тот раз она нередко подходила ко мне, интересовалась, все ли у меня в

порядке,как мое самочувствие и ничто ли меня не волнует. Домой я возвратился в приподнятом настроении.

Через две недели я снова был на станции. С Олей мы поздоровались и

улыбнулись друг дружке. И снова она не отходила от меня ни на шаг. Сейчас все мои мысли занимала только эта медсестра.

В последующий раз я сделал ей комплимент. Она ничего не ответила, только

щеки ее зарделись. Больше она ко мне не подходила, только время от времени кидала на меня косые взоры.

Это несколько оскорбило меня и я решил не обращать больше на нее никакого внимания. Выйдя из операционной, я несколько замешкался, приводя себя в порядок. Потому что никого не было, то я не спешил.

Вдруг открылась дверь, и появилась Оля. Подойдя ко мне впритирку, она тихо спросила:

— Когда я тебя смогу узреть опять?

— Через две недели, — ответил я обиженно и ушел.

Но раз шаг был изготовлен, то мне не терпелось сделать другой.

В сей раз Оля была сама нежность и кротость. Я и сам не мог больше

вытерпеть, потому, когда она наклонилась ко мне, когда меня обдало

узким, чуток сладковатым запахом ее духов, я чуть ли не завыл.

— Когда?.. — не то простонал, не то прохрипел я.

— Тише, дурачок, — чуть слышно шепнула она.

Стоя за дверцей, я точно знал, что она выйдет ко мне. И все равно это

случилось внезапно.

— Коля, нам нужно побеседовать.

— Я встречу тебя после работы,если ты естественно не против.

— Я буду ожидать.

Вечерком я стоял с букетом цветов на крыльце. Она очень обрадовалась, когда увидела меня. ну и сам я был на седьмом небе от счастья.

Мы длительно гуляли по городку, позже я проводил ее до дома. Наши встречи стали каждодневными. Я задумывался только о ней, с ее именованием я ложился и вставал, даже ночкой она являлась ко мне во снах.

В один прекрасный момент, когда супруга с ребенком были на даче, я привел ее к для себя. Оленька, так же как и я, была окутана страстью. Я показал ей квартиру. Своими губками она немного задела моих губ. Я с силой придавил ее к для себя. Наши губки соединились в страстном поцелуе, вырвав из ее груди стон. Скоро Оля высвободилась из моих объятий и осиплым от возбуждения голосом попросила налить ей испить. Она была очень смущена и смущалась, как девственница.

Я решил посодействовать ей и завел разговор на отвлеченную тему. Оля пила не

много, больше гласила. Через какое-то время я сообразил, что не могу больше сдерживаться. Я прочно обнял ее. Стал разглаживать ее руки, колени, ноги. Мой член стоял так, что им можно было сваи забивать. Сердечко мое билось. Аккуратненько положив Оленьку на кровать, я стал медлительно ее раздевать, любуясь ее телом.

— Скорей, — шепнула она. — Возьми меня.

Я голубил Оленьку, покрывал все ее тело поцелуями, спускаясь все ниже и

ниже. Вот я добрался до ее лобка. Стал лаского целовать свою девченку там. Оля стонала и вся извивалась. Я просунул кончик языка в щелочку и начал бешено ее лизать. Здесь произошел ее 1-ый оргазм.

Малость придя в себя, она припала к моему члену губками. Нежно, чтоб не оскорбить Оленьку, я отстранил ее от себя, начал ублажать ее

груди, клитор, осыпать всю поцелуями, позже с силой вошел в нее.

Под утро, когда я излился в нее, она уже не могла даже стонать.

Это был наш 1-ый и последний секс. Любой из нас возвратился в свою семью (мы сейчас общаемся семьями). А то, что было, помнит только кровать, да только время от времени выдают мои взоры, понятные только нам двоим, ее алеющие щеки под этими взорами, да чуток слышный шепот: Я люблю тебя, ты наилучший! Я тоже люблю тебя,Оленька!