Полнолуние (Зимний Город)

Категория: Романтика

Светлая ночь и полная луна, что может быть лучше для нас?

Думаю, что для тебя приглянулся этот дом, тут малость пыльно, но зато какой вид на город раскрывается из огромного окна этой комнаты! Вид на город и на полную луну. Город весь в огнях. Давай не будем включать люстру, для чего оскорблять лунный свет электричеством? Фактически, тут итак светло: луна зимой в особенности большая и колоритная, хотя, может, это наши глаза привыкли к мгле?

Ты стоишь у окна, для тебя направится зимний город ночкой и лунная дорожка на подоконнике. «Чего-нибудь выпьешь?» Ты утвердительно киваешь: «Как обычно…» Я знаю, для тебя нравится томатный сок с солью.

В комнате чуток слышно играет музыка и слышно плавное гудение Вулкано-9. Ох уж эти AMD.

Я смотрю в твои глаза, а ты смотришь в мои. Я знаю, ты любишь меня, а я тебя. И эта наша ночь. Мы уже хорошо знаем друг дружку, и, кажется, осознаем с половины слова. Мы — две капельки текущие по запотевшему стеклу и вот пришло время нам слиться в нечто единое.

В твоих очах мелькнула искорка. Я обожаю созидать в твоих очах малеханьких игривых бесят, с ними ты становишься ещё красивее. WinAmp натолкнулся на какую-то приятную мелодию. Я обнимаю тебя, и мы кружимся по комнате в неспешном танце.

На окнах нет ни жалюзей ни штор. Мы лицезреем луну и зимний город, а он не лицезреет нас — мы для него чёрный квадрат окна на верхнем этаже пятиэтажки.

Я осторожно глажу своим носом твою щёку, скулы, касаюсь твоего уха. Ты слышишь моё дыхание. Ты ждёшь поцелуя. Я стремительно провожу кончиком языка по твоим губам, и как будто разряд тока проходит по твоему телу. Мы медлительно двигаемся освещённые светом полной луны. Я целую тебя, очень осторожно. Я чувствую солёный вкус томатного сока с твоих губ. Знаешь, это так классно обымать тебя и ощущать каждый удар твоего сердца, каждый твой вдох и выдох. Мне так нравится играть с этим.

Вот мы сливаемся в глубочайшем поцелуе. Твоё сердечко бъётся всё резвее и резвее и вот наши языки сплетаются в резвом танце.

Это длилось одно мгновение, по последней мере нам так показалось. Но разве можно гласить о времени, когда речь входит о поцелуе? Ты открываешь глаза и делаешь глубочайший вдох. Твоя голова малость закружилась. Я беру тебя на руки. Доверяй мне, я не уроню тебя. Это так классно держать тебя на руках!

Я плавненько подхожу к разложенному диванчику и опускаю тебя на белую-белую простынь. Как замечательно полнолуние поделило всё на чёрное, белоснежное и цвета сероватого. Твои бардовые волосы сейчас практически чёрные. Никаких красок! Что все-таки, мы вдвоём сами раскрасим этот мир цветами наших чувств.

Ты целуешь меня опять. Позже отстраняешься и смотришь в мои глаза, поначалу серьёзно, а позже через эти напряжённые черты лица начинает поступать ухмылка. И вот твои руки уже стягивают с меня рубаху. Расправившись с рубахой, ты тормознула. Я поцеловал твои губки, поцелуями скатился по шейке к замочку молнии твоей кофты. Я изловил его зубами и потянул её вниз. Так сложилось, что раздевать тебя ртом — это моя возлюбленная игра.

Я целую твою грудь немного забираясь под твой чёрный лифчик. Своим носом я через ткань глажу твою грудь. Ты дышишь поглубже.

Расстёгиваю застёжку, и вот уже луна освещает твою аккуратную тёплую грудь. Мы встали на колени друг напротив друга: я, ты и свет луны. Я обнимаю тебя, прижимаю к для себя, так приятно чувствовать твоё обнажённое тело у собственной груди. Пока наши языки вновь принялись за собственный танец, мои руки плавненько опускаются на твои бёдра, а ты уже опередила меня и стараешься расстегнуть ремень моих джинсов. Это такая весёлая игра, которую ты только-только выдумала: кто резвее в слепую управится с пряжкой. Ты умна, но тут мужской технический разум одержал победу. Я начал стягивать с тебя джинсы, покрывая поцелуями твои ноги. Так совместно с джинсами мои поцелуи достигнули твоих мизинцев. Что ж, пора в оборотный путь. И кончиком языка я заскользил назад наверх, по твоей голени, по внутренней стороне бёдер.

А это твои белоснежные трусики. Так, бантик впереди, завязочки сзади — нужно будет уяснить, чтоб завтра всё возвратить наместо. Я целую твой аккуратненький живот, а тем временем мои руки стягивают твои трусики вниз.

Это самое красивое: малость твоих волос и ворота откуда я вышел. В свете полной луны я не вижу деталей, но я могу коснуться их, я чувствую твой запах — запах дамы. Вот ещё малость и я чувствую твой кисловатый вкус. Твой пульс участился, твоё дыхание стало прерывающимся. Твои руки задели моих волос, ты гладишь мою голову, ты запускаешь пальцы в мою прическу. Ты то сжимаешь, отпускаешь пои волосы. А я пью тебя. Ты просишь продолжать. Нет. Извини. Но правда в этой остановке есть что-то?

Мы оба стремительно расправляемся с остатками моей одежки. Вот мы уже оголены. Ты целуешь мои губки, мой нос. Они пахнут тобой. «А ты ранее знала, какая ты на вкус?» Ты смутилась. «Хорошо, моешь не отвечать». Это наша 1-ая ночь совместно. Я прошу тебя: «Сейчас я твой, делай со мной что хочешь». «Сам напросился,» — с вздохом отвечаешь ты. Можно поразмыслить для тебя меня жаль. Ты берёшь меня в руки и через мгновение я уже в для тебя. Ты делаешь глубочайший выдох. Это не просто тебе, я знаю.

Мы лежим друг напротив друга я в для тебя, и мы совместно. Ты изучающе смотришь в мои глаза, в мгле я толком не вижу твоего взора, но я его чувствую. Я тоже смотрю в твои глаза. Лунный свет даёт нам узреть друг в друге ровно столько, сколько необходимо.

Я начинаю двигаться. Поначалу медлительно, и не глубоко, позже резвее и резвее. «Обними меня» — прошу тебя я. Ты пытаешься обнять меня руками. «Да нет, не руками». Ты прочно обнимаешь меня своими сильными стройными ногами. После моих недавнешних поцелуев ты скоро начинаешь стонать всё громче и громче. «Не смущяйся, сейчас мы одни» — говорю для тебя я. И ты не смущаясь вкладываешь в сладострастный стон всё то, что на данный момент переполняет тебя. О, как это классно, не зажимать свои чувства, а выразить их полностью. Почувствовать свободу выражения собственных чувств. Наши голоса прозвучали совместно этой ночкой.

Пауза. Мы совершенно не утомились, просто время сделать небольшой перерыв. Я поднимаюсь с дивана и подхожу к окну, я сажусь на подоконник. На мне нет никакой одежки. Я не Аполлон, но лунный свет добавит мне привлекательности. Ты забралась под одеяло. Из-под него выглядывает только твой носик, и поблескивают шкодливыми огоньками твои глазки. Я, улыбаясь, смотрю то на тебя, то на город и луну. Ты забавно барахтаешься там, под одеялом, время от времени высовываясь. Я знаю, ты хочешь, чтоб я опять возвратился в твой тёплый мир. Но всему своё время.

«Какой ты прохладный!» — говоришь ты, когда я оказываюсь рядом.

«Так согрей» — отзываюсь я тихим шёпозже.

Ты обнимаешь меня и очень прижимаешь меня к для себя. «Люблю, люблю, люблю… Никому, никому, никому…» — стремительно говоришь ты.

Я верю и доверяю для тебя.