Порочная дама

Категория: Минет

Итак, я приехал в Москву.

Приехал из жопы мира – города Забайкальска, чтоб покорить столицу, начав своё продвижение по социальной лестнице с поступления в институт.

На время сдачи экзаменов меня должна была приютить у себя дома, школьная подруга моей матери – тётя Света, которая издавна уже считалась в москвичах, и была полноправной столичной жительницей.

Я её полностью не помнил, потому что в Москву она переехала 15 годов назад, и больше в Забайкальске не бывала.

Короткие сведенья от матери говорили, что тетя Света хоть и состоит в реальный момент в разводе, не имеет малышей, но является счастливой обладательницей прелестной квартиры, дорогой машины, удачной работы, а означает, полностью выполнила провинциальную мечту многих дам.

Лицезрев тетю Свету, я офигел…

Ей, как и моей маме было 37 лет, но разница во наружности у их была разительной.

Мать, как и все ее ровесницы, живущие у нас в Забайкальске, уже издавна перебежали для нас — юных ребят, в разряд, немолодых тёток, совсем не вызывающих никакого сексапильного энтузиазма.

Тетя Света была другой.

Передо мной стала высочайшая, ухоженная, длинноволосая блондиночка — уже лишенная девичьей молодости, но взамен, налитая, как зрелое яблочко в самом соку, такая зрелая секс бомба в расцвете.

Мгновенно я растворился в гостеприимстве и радушии тети Светы, и спустя два часа после приезда, распаковавший вещи, помытый и накормленный с дороги, уже восседал с ней в гостиной комнате, делясь забайкальскими новостями и сплетнями, получая взамен московские истории.

Обыкновенно, посиживали мы не на сухую, распивая за знакомство, некий дорогой коньяк, извлеченный тетей Светой из домашнего бара.

Этот самый коньяк, и легкость в разговоре с тетей Светой позволили мне расслабиться, как будто я говорил у себя дома со собственной ровесницей.

Единственное, что отвлекало меня от невинной трепотни, так это какая-то животная сексуальность, практически сочащаяся из моей собеседницы.

Облаченная в маленький, шелковый халат, тетя Света непосредственно посиживала на диване, закинув ногу на ногу, и как бы даже не замечая, моего голодного взора.

Исподтишка, я рассматривал её мелкие ступни с нежными пальчиками, покрытыми багровым лаком, идеальные, роскошные щиколотки, точенные, сильные икры, округленные колени, и в конце концов, широкие загорелые ноги.

Пьянея, тетя Света всё больше запамятовал об этикете, и начинала со мной кокетничать, как будто я не был отпрыском ее подруги, и от всего этого я ощущал, как мой член издавна уже упирается в ткань штанов, пытаясь вырваться на волю.

Глас тети Светы равномерно приобретал некий бархатный, тягучий, привораживающий колер, от которого у меня по коже начинали бежать мурашки.

— Тетя Света, а сейчас же пятница. Я слышал в Москве миллион всяких — различных клубов, где оторваться можно. Правда?

— Ну да … Ты же только с дороги, что уже на подвиги потянуло?

— Потянуло, честно говоря… Что я в Забайкальске лицезрел… А здесь Москва… Не охото времени терять…

— Саш, ты испил, утомился, и город для тебя полностью незнаком. Я 1-го тебя никуда сейчас не отпущу!

— А поедемте со мной, тёть Свет? Вы и за мной присмотрите, и всё покажете.

— Ой, Саш, ну ты выдумал, хи-хи… Я уже древняя тётка, куда я попрусь…

В момент этого диалога, тетя Света потянулась за сигаретой, отчего её ножка соскользнула на журнальный столик, и на секунду я явственно увидел треугольник белоснежных трусиков, пролегающих меж ее широких, загорелых ляжек.

— Вы древняя?! Тетя Света, да Вы просто царица красы!

— Да?

— Клянусь!

Улавливая искренность моих слов, тетя Света просияла, одарив меня признательным взором.

— А что… Может правда тряхнуть стариной… Поехать с тобой…

— Естественно!!! Пожалуйста, пожалуйста!!!

Она задумалась, невольно мягко собирая своими пальцами, подтягивая ввысь, а потом отпуская ткань халата, видимо даже не подозревая, как очень тревожит меня этими ординарными манипуляциями.

— Умеешь ты, Саш, уговорить даму, молодец, далековато пойдешь. Только учти, на короткий срок, исключительно в рамках ознакомительного похода.

Малость успокоить бешенное сердцебиение, и буйство члена, я смог только, когда она уединилась в раздевалке, чтоб приготовиться к выходу.

Когда тетя Света вышла, то мне показалось, что передо мной стала не дама, а ожившая эротическая мечта.

От крашенных ноготков на ступнях, обутых в открытые босоножки на шпильках, до недлинной юбки, чуть прикрывавшей выступающий зад, простирались тонкие, длинноватые ноги.

Обтягивающий, белоснежный топик быстрее не скрывал, а подчеркивал, немного покачивающиеся при ходьбе, полушария сочных грудей.

Венчала эту красоту шикарная грива золотистых волос, обрамлявшая какое-то маняще грешное точенное лицо с тяжелыми очами и пухлыми губками.

Сейчас мы оба были готовы, чтоб погрузиться в мир еще неслыханной мною, ночной Москвы…

И мы погрузились…

Спустя три часа, обменявшись телефоном с некий молодой, привлекательной девчушкой, я отошел с данспола к стенке, пытаясь привести в порядок своё пьяное сознание.

Пора было выискать тетю Свету, от которой меня уже довольно издавна унесла опьяненная клубная вакханалия.

Побродив по клубу, я увидел ее за одним из столиков. Тетю Свету интенсивно клеили трое отлично одетых парней лет 30.

Конфигурации, произошедшие с подругой моей матери, были явны.

Тетя Света напилась. В гавно. Тупо хихикая их сальностям, она уже совершенно не напоминала ту аристократичную, важную матрону, коей зашла в клуб.

Мужчины вызвались довести нас до дома. Даже я, неискушенный актуальным опытом, осознавал, что поездка опьяненной дамы в ночи с 3-мя незнакомыми мужчинами, чревата, как минимум, продолжением.

Правда, она была в моем сопровождении, но ее новые знакомые — Валера, Андрей и Миша, очевидно меня не во что не ставили.

Андрей был за рулем, я посиживал рядом с водителем, а Валера и Миша с 2-ух боков подпирали тетю Свету на заднем сиденьи.

Всю дорогу я исподтишка следил в зеркало заднего вида за происходящим. Поначалу мужчины полностью невинно заигрывали с тетей Светой, но равномерно, не встречая отказа, наглели на очах.

Вот ладонь Валеры вроде бы случаем опустилась на правую ножку Светланы, начала своё плавное движение от роскошной щиколотки ввысь, всё выше и выше, дойдя до округленного колена, задержавшись на нем, а позже перейдя к широкому женскому бедру.

Миша по примеру Валеры, схожим же образом, занимался левой ногой тети Светы.

Она заерзала на сиденьи, завибрировала всем телом, отчего ее итак маленькая юбка задралась, открывая трусики.

Словесное общение состояло в том, что тетя Света бурчала фразы из серии: «мальчики, мальчишки, ну перестаньте шалить», а Валера и Миша отвечали ей успокоительным тоном: «Тише, тише, зайка, расслабься, вот так, умничка, раздвинь-раздвинь ножки, и всё будет хорошо».

Понимание того, что с ровесницей моей матери разговаривают, как с глуповатой малолеткой, и она ведется на это, возбуждало меня еще более.

Для удобства, мужчины по хозяйски расположили ноги Светланы так, чтоб одна полулежала на колене у Валеры, другая у Миши, вроде бы раскрыв, сидящую меж ними даму самым бесстыжим образом.

Дыхание тети Светы становилось глубочайшим, она временами закрывала глаза, и покусывала губу, откидывая вспять голову, и уже не думая, чтоб сдвигать свои мясистые ляжки.

От порхания по внутренней поверхности её бедер мужские ладошки перебежали к самой интимной женской части, и скоро ладошки и Миши, и Валеры забрались к ней под трусики.

Один, по всей видимости, трогал ее клитор, а другой вводил пальцы в саму щёлку.

Валере приходилась копаться в трусиках Светланы левой рукою, что наверняка было не очень комфортно, потому он попробовал стянуть с ее тела этот ажурный кусок ткани.

— Давай, давай, девченка, снимем трусишки! Ты такая мокренькая!

Кажется, тетя Света уже была не против, но здесь внезапно завозмущался, ведущий машину, Андрей, очевидно недовольный, тем, что не может участвовать в забавах друзей.

— Перестань, Валер, она мне на данный момент собственной кончиной всё сидение измажет, пусть пока в трусах остается!

Эта беспардонная фраза никак не могла приглянуться даме, и она здесь же обиженно затрепыхалась:

— Фу, Андрей, как некультурно! Где твое воспитание! А ну, мальчишки, пустите меня, я такое воззвание вытерпеть не намеренна, на данный момент выйду!

В ответ, Валера, ухмыльнулся и со словами: «Да заткнись ты уже, Света», — впился ей в губки страстным поцелуем, тем мгновенно погасив женское недовольство.

Послушавшись друга, он оставил пробы снять с тети Светы трусики, и перебежал к её грудям, задрав даме топик, и разминая ладонями ее увесистые сиськи.

Я вытаращился очами в зеркало, рассматривая большие соски Светы, трепещущие в пальцах Валеры.

Пока Валера водил пальцем по нимбам сосков, немного сжимая их, Миша продолжал работать рукою в трусиках дамы, отчего она раскоряченная меж ними, уже не задумывалась о приличиях и только постанывала.

В один момент тетя Света затряслась всем телом, как будто ее стукнуло током, напряглась, как струна, и вскрикнула так звучно, что всем сидячим в машине, стало разумеется, что она испытала оргазм.

Тем временем, мы подъехали к ее дому. Естественно в свете произошедшего в машине, о том, что вначале, нас с тетей Светой только подвозили до дома, уже никто и не задумывался.

Как само собой разумеющееся, тетя Света, пробормотала этаж и номер квартиры, после этого, подхваченная под руки Валерой и Мишей, не оборачиваясь на нас с Андреем, зашла в лифт.

На долю секунды в лифте зависла пауза: я, стесняясь, стоял, уставившись в пол, мужчины просто молчали, а тетя Света копалась в сумочке в поисках ключей от квартиры.

Здесь Андрей видимо решил выйти на 1-ый план, он уверенно обнял тетю Свету за талию, притянул к для себя, припал своими губками к её.

Лифт тормознул, удивленная тетя Света, пятясь спиной, не размыкая объятий с Андреем, вышла из кабины и была прижата к собственной входной двери.

Валера ловко схватил у нее ключи, отомкнул замок, и дама практически ввалилась в квартиру, продолжая страстно лобзаться с Андреем.

Он, как будто бурный вихрь, увлек ее через коридор в комнату, где и опрокинул на диванчик.

Валера сходу двинулся за ними, а Миша задержался в коридоре, подмигнув мне:

— Ты с нами, братан?

Я, конечно, был должен пойти с ними, но сидевший во мне, молодой провинциал, прибывший погостить у наилучшей подруги собственной мамы, извиняющимся голосом выжал: «Поздно уже… Пойду спать…», и растерянно скользнул в свою комнату.

Бурное движение во всей квартире длилось еще часа два.

В спальне скрипела кровать, в ванной шумела вода, на кухне гремела посуда.

Стоны и вскрики тети Светы сводили меня с разума, член стоял колом, я грезил хотя бы подрочить, чтоб снять напряжение, но не делал этого из-за детской боязни, что кто-либо зайдет, и застанет за таким «не мужественным», как мне тогда казалось, занятием.

В конце концов, в 5 утра как бы всё стихло, моя рука потянулась к члену, и здесь ко мне зашла тетя Света.

Босая, обернутая полотенцем, она забралась на край кровати, подогнув под себя ноги.

— Сашенька, ты спишь?

— Нет, тетя Света…

— Андрей испил, они решили никуда не ехать… Остаться у меня… Храпят там, не могу заснуть… Можно я здесь с тобой подремлю?

— Естественно, тетя Света. Желаете, я на пол лягу?

— Что ты, милый!

Склонив в голову, она вдруг тихонько, как-то совершенно по девчачьи, разрыдалась.

— Сашенька, мне так постыдно на данный момент перед тобой!

Это было так трогательно, что я, приподнявшись, сел рядом, обхватил её за плечи, и пытаясь успокоить.

— Ну что Вы, тетя Света. Всё отлично, не плачьте…

Она расслабилась, подвинулась поближе, и здесь я верно увидел, как на белой простыне, ровно на том месте, где она только-только посиживала, расплылось огромное влажное пятно.

Похоже, что это пятно мы узрели с ней сразу, она вздрогнула, испуганно на него уставилась, а я, повинуясь какому-то невольному, может быть даже исследовательскому инстинкту, подлез пальцами под ее жаркие ягодицы, и коснулся пальцами нижней части тела женщины, как будто желая убедиться, что эта влага натекла конкретно оттуда.

Реакция тети Светы на моё прикосновение была поразительной, она застонала, свалилась на спину, обширно раздвинув ноги, и легким касанием пальцев, направила мою голову прямо меж собственных широких ляжек.

Я впился ртом в ее влажный бутон, 1-ый раз в жизни, осваивая премудрости кунилингуса.

Прикрывавшее её полотенце стопроцентно соскользнуло, сейчас она оголенная, раскинулась на кровати во всей красоте, непроизвольно выкатывая мне навстречу гладко выбритую пиздёнку.

Мой язык проникал меж её половыми губками, которые расползались перед ним, являя мне сочащееся соками влагалище.

Я ощутил во рту небольшой бугорок, который принялся ублажать языком, догадываясь, что передо мной клитор, помогая для себя руками, вводя пальцы в её щель, напоминающую затопленный тоннель, а она металась всем телом по кровати, утратив над собой всякий самоконтроль.

Наисильнейший спазм сотряс ее тело, вскрикнув, она выгнулась так, как будто желала встать на гимнастический мостик, потом застыла, но позже ловко выкрутилась, и сейчас уже устроилась у меня в ногах, заключив в ротик мой член.

Я был так возбужден, что ей пригодилось всего несколько секунд, чтоб вся накопившаяся во мне сперма выплеснулась наружу.

Слизав всё до последней капли, сейчас уже для меня просто Света, положила голову мне на грудь, как будто кошка, замурлыкав от наслаждения.

Так мы и уснули в объятьях друг дружку, не имея сил, чтоб понять произошедшее, не думая о последствиях, и не вспоминая о наших гостях…

Как выяснилось позже, зря…