С двоюродным братом в селе…

Категория: В попку

Поехал я на каникулы к для себя к родственникам и жил там очень красивый сынок моей тети. Очень живописное село, вдалеке от городской суеты и всяких ненадобных работ. Встают рано, в пять-шесть утра и начинается жизнь.

Сыночек, который в этом году окончил 11 класс, мне очень приглянулся. Я поразмыслил, что было бы классно с ним перетрахаться, так как я утомился уже от собственного парня. Охото контраста. А этот сыночек даже очень взросло смотрится. Очень таковой сильный, работящий, с жесткими руками.

Тетя предложила мне спать в комнате ее сыночка, чтоб не было скучновато и ему разнообразиться. Я был только «за», как вы осознаете. Как вы осознаете, у нас, в Казахстане, в особенности, в селах, — иметь комнату – это понятие условное. Так как нет как такой собственной комнаты. Есть комнаты, где ты спишь.

У их дом большой – 8 спальных комнат, а семья, по сельским меркам, маленькая – из 5 человек. Тетя постелила нам совместно, чтоб «лишний раз не заниматься стиркой». Я был только рад. Нисколечко не оскорблен.

Сыночек, которого зовут Адилет, таковой же как я ростом, но очень красивый и симпатичный, что очень изредка в селах. Занимается спортом, имеет прекрасное тело. Мы с ним впредь были знакомы, они приезжали к нам, я к ним, потому я особо не описываю процесс нашего общения. И вот настал момент.

В первую же ночь, в это лето, мы легли спать. На теле были только трусы. Практически, можно было бы представить, что я ложусь совместно со своим парнем. Побеседовали и заснули. Меня ночкой, где в два часа приспичило и я сделал свое дело. Позже лег и что-то спать не хотелось. Смотрю на сыночка, а он прочно дремлет. Было горячо и он отбросил одеяло с высшей части груди. Я, как человек, который совратил натурала и не имел стыда в этом вопросе, без вопросов начал разглаживать его тело.

Я издавна не разрядился, так как у парня моего были экзамены, а уже не могу дрочить. кажется это уже тупостью, если занимаюсь сексом парнем 2-ой год. У сыночка очень прекрасное и рельефное тело. Господи, сколько я наслаждения получил тогда. Я чуть ли не кончил. Позже опускаясь все ниже и ниже дошел до его хуя. Его хуй, необходимо признать, совершенно не детский и «сыноческий». Достаточно большой хуй для 18-летнего парня. Видимо, много дрочил, что так вырос. Я начал дрочить его член. Позже разглаживать по телу, по лицу и пару раз осторожно поцеловал, понюхал его. Мммм, какой он сладкий!

Позже начал лизать его грудь. Я вообщем люблю лизать. Только не каждому и начал сосать его член. Его хуй начал стремительно вставать и обрел подходящую форму. Я очень глубоко, длительно, пронизываясь каждой клеточкой его палки, сосал.

Я малость страшился, что он проснется и ему это все будет тошно, и он откажется. Но он и не подумывал пробуждаться.

Я очень ревниво сосал, сосал… и мне надоело сосать. Мне хотелось трахаться, но я страшился разбудить его и пришлось ограничиться дрочкой. А его хуй так прикольно стоял и равномерно опускался вниз. Смешное было зрелище.

Днем он пробудился, принялся делать прозаические дела, помогать папе, со скотом возиться. Ничего не произнес. Я так поразмыслил, что он не знал, что я ночкой делал с ним. Ну и класно, поразмыслил я.

Весь денек следил за ним. Он таковой потрясающий, таковой хорошенький, таковой неиспорченный, такое юное тело, хотя я тоже не старик, всего 19 лет, но чувствую себя использованной шалавой, а он таковой чистенький и доверчивый, как многие сельские. В этом есть своя красота.

Он весь денек прогуливался в белоснежных широких шортах. Ему очень идет. Оголеные ноги меня только завлекали. мне за обедом хотелось погладить его ножки, пойти все выше и выше и дойти до «пункта назначения».

После обеда мне предложили прокатиться на лошадки. Лошадка оказалась одна и я желал в горы, которые были неподалеку от села. Мы оба седлали лошадка и пошли в путь.

Я его обнял за талию, равномерно прижался к нему, и шли ввысь в жару. В пути он попросил, чтоб я свои руки опустил ниже. Я сделал. Еще ниже. Меня начали терзать смутные колебание и он произнес, что желает, чтоб я ему подрочил, так как ему надоело самому дрочить. Я поразмыслил, что он вызнал о ночи, но он ничего не гласил.

Я без никаких препонов, даже с наслаждением, залез к нему в шорты и начал трогать, мять и дрочить его хуй. По дороге от наслаждения издавал обычные звуки, матерился много:

-Да, да, да… бляяяя, сука, да, дрочи еще, еще…

Когда мы практически пришли к подножию горы, он кончил.

Что-то утомился я писать. Продолжение следует.