Теперь рыжая

Категория: Традиционно

Пару лет вспять, я, как и многие окончившие школу, поступил в институт. Специальность была очень «компьютерно-электронной» и потому количество девчонок, только немного превышало нулевую отметку, ну и те как на подбор: одна — совершенно малая, другая — очень большая, 3-я — отличница и скромница. Вот про эту отличницу и пойдет рассказ.

У нее было необычное, умопомрачительное имя — Ниёле, и какая-то очень экзотичная национальность. Одевалась она очень робко в обыкновенные платьица. Никто не лицезрел ее в штанах либо джинсах. У нее были обыкновенные русые волосы, рядовая прическа и никаких претензий на красоту. При всем этом в разговоре она была полностью адекватна — увлекательный собеседник и неплохой приятель.

В институте у меня не заладилось, потому пришлось кинуть его в конце первого курса. С некими своими друзьями по вузу мы встречались довольно часто, но этих людей было не настолько не мало, и в этот круг не заходила Ниёле. Прошло пару лет. Мои друзья окончили учебу. Я работал в дизайн-студии. Время текло своим чередом. А совершенно не так давно, пару месяцев вспять, зайдя к собственному другу домой, я повстречал Ниёле. Она поменялась. Покрасила волосы в рыжеватый цвет, изменила прическу, и наконец надела джинсы. Она сразила меня наповал своим тонким телом, округленной попой, длинноватыми ногами, узкой шейкой и узенькими джинсами.

Я пришел по делам, и она, возможно, тоже (что-то связанное с работой) . Потому мы только обходительно поздоровались, перебросились парой слов, посидели минут 10, и она собралась уходить. Совсем было неясно как вести себя с ней — с одной стороны я помню ее довольно умеренной женщиной, а с другой — она выгядит просто умопомрачительно. В общем, мы ограничились легким флиртом, и, решив свои дела, она ушла.

Прошло два либо три месяца с того момента, я купил новый мобильник, и сейчас фактически без ограничений могу воспользоваться вебом.

Пролистывая странички в браузере я наткнулся на ссылку веб-сайта знакомств. «Хм. А почему бы и нет?» — задал я для себя вопрос. — «Наверняка будет любопытно». Я заполнил свою анкету и начал просматривать предложения на рынке любовного фронта. На схожих веб-сайтах встречаются достаточно занимательные анкеты, попытайтесь их почитать, время от времени бывает очень забавно либо даже забавно. На 2-ой либо третьей страничке я наткнулся на знакомое имя — Ниёле. Возраст и местожительство совпадали, ну и имя достаточно редчайшее. Это вправду оказалась она. Я оставил ей сообщение: «Привет, как дела? Помнишь меня». На последующий денек пришел ответ: «Привет. У меня все отлично. Я работаю в интернет-кафе, у меня бесплатный инет».

Мы начали переписываться по ICQ. Я доставал ее по поводу анкеты на веб-сайте знакомств, там она указала, что «отыскивает кого-либо, кто будет созидать в ней не только лишь «сами понимаете что». Я пробовал уверить ее, что нет ничего отвратительного, если мужик лицезреет в даме сначала даму, а не достойного члена общества и честного налогоплательщика. Плавненько наши дискуссии в чате перебежали в реальное общение. У меня был свободный режим работы, ну и у нее тоже. Я приходил на работу к ней, она приходил ко мне в кабинет. Это было просто дружественное общение и легкий флирт. Как я сообразил, у нее не очень клеилась личная жизнь. Я пробовал ее подначивать по поводу наших дружественных отношений, она смеялась и гласила, что не может вступать в интимную связь с недоучившимся студентом-сокурсником. Прошло еще малость времени, она как обычно пришла ко мне в контору. Был достаточно поздний вечер, все другие сотрудники уже разошлись, и я решил, что сейчас мы должны хотя бы поцеловаться.

Я начал разговор, с вопроса:

— Как дела? Что на работе.

— Да блин, снова несколько компов накрылось. Завтра придется вызывать спеца.

— А у меня сейчас сданная работа. Заказчик остался очень доволен, и подарил бутылку недешево коньяка. Как смотришь но то, чтоб немного отпустить тормоза и расслабиться?

Она задумалась. Но не навечно:

— Давай. Таковой тяжкий денек был. Можно немного испить.

— Отлично.

Я пододвинул стеклянный столик к дивану, на котором она посиживала, достал коньяк и стаканы:

— Извини, бокалов нет, и вашим буржуйским замашкам придется потерпеть до последующего раза.

Она засмеялась милым негромким хохотом:

— Буржуй быстрее ты, а не я.

Так за медленной беседой мы продвигались все поближе друг к другу. Коньяк кружил голову, и давал приятную легкость телу.

В некий момент я набрался смелости и спросил:

— Можно тебя поцеловать? Это только как приятное дополнение к двадцатипятилетнему коньяку — двадцатипятилетняя женщина?

Из этой фразы нелегко оказалось выкарабкаться, произнести дважды «двадцатипятилетнее» и на свежую-то голову тяжело. Потому она рассмеялась и сама приблизила свои губки к моим.

Ее губки были мягенькими и мокроватыми, с запахом и вкусом коньяка. Мы немного прикоснулись друг к другу, и мне захотелось большего:

— Как ты относишься к более глубочайшим поцелуями?

— Ты имеешь ввиду когда два языка завязываются в узелок и только хирург может позже их распутать?

— Точно!

— Давай попробуем.

Я взял ее лицо в свои руки и приблизил к для себя. Мой язык просочился в ее рот. У нее было жарко и влажно. Запах коньяка дурманил. Ее язык мягко скользил по моему. Наши губки пылали. Она закрыла глаза, отдаваясь удовольствию. Сказочная сладость расплескивалась по телу. Мы голубили друг дружку языками.

Мы снимали жажду. Мы пили друг дружку.

Дыхание тормознуло… время закончило существовать…

Мы на короткий срок прервались чтоб глотнуть воздуха. И стали опять лизать друг дружку языками.

Я положил свою ладонь на ее животик. Наверняка моя рука обожгла ее. Ее мягенькая и теплая кожа тоже была раскалена. Моя ладонь неторопливо двигалась выше, проникая под топик. Прикосновение к ее груди было магическим. Она задышала еще поглубже. Я стал разглаживать ее грудь, не касаясь соска. Для нее то была мука.

Она приостановила меня и сняла топик, я увидел ее узкую гладкую кожу. Я стал облизывать ее грудь вокруг соска, время от времени прерываясь и дуя на мокроватую кожу. Это привело ее в экстаз. Волосками на подбородке я прикоснулся к ее соску и стал разглаживать грудь пальцами. Она сдвинула мою ладонь малость вниз. И я двинул руку через ее животик поближе к джинсам. Не расстегивая их я просочился в трусики и стал разглаживать ее холм, с редчайшими маленькими волосками. Моя рука продолжала скользить вниз к ее горящим губкам, к сочащейся щелке. Я гладил ее — она вздыхала в ответ. Я немного раздвинул ее лепестки — услышал стон. Я прикоснулся к ласковой точке — из ее уст вырвался вопль. Она излучала воду. Мои пальцы скользили по жаркому льду ее удовольствия. Я голубил ее все поглубже — силы покидали ее. Она забылась в легком недолгом сне.

Проснувшись она принялась снимать одежку. На пол полетели ее джинсы, она вытащила спину оборотилась вокруг себя, показывая стройное гибкое тело. Повернувшись спиной она начала снимать бикини. Низковато наклонившись она показала свои нежные мокроватые лепестки, которые были немного раскрыты.

Просунув …руку меж ножек она пальчиком начала поглаживать свои губы и время от времени просачиваться меж ними, при всем этом тихо постанывая.

Повернув ко мне лицо, она смотрела пылающими очами, и видя мое восхищение начала посасывать палец другой руки. Эта пытка не могла больше длиться я встал с дивана чтоб подойти к ней, но она толкнула меня вспять, и принялась расстегивать мои джинсы. Освободив член она провела по нему собственной увлажненной рукою. Став нужно мной она начала медлительно приседать насаживаясь на меня. Это происходило очень медлительно и продолжалось целую вечность. Поначалу я ощутил как ее мягенькие сочные губы задели моего конца. Позже ее лепестки немного раздвинулись пропустив половину головки. Она малость задержалась в таком положении, а по моему стволу стекала ее влага. Она присела еще малость и головка просто скользнула вовнутрь ее горящей щелки. Она малость приподнялась высвобождая меня, а позже опять также медлительно стала натягивать себя. Медлительно ее губы продвигались вниз по моему стволу, немного закручиваясь. Не торопясь она окончила собственный путь оседлав меня собственной нежностью. Мы застыли в таком положении, ловя пылающие взоры друг дружку и наслаждаясь чувством глубочайшей близости. Не двигаясь глядеть в ее глаза было высшим удовольствием. Ощущать ее внутренний мир — было подарком бога. Ее мокроватая пещерка стала откровением. Ее взор был высшей заслугой.

Наши губки вновь повстречались. Наши языки исполняли одичавшие танцы в замедленном темпе. Она стала немного приподниматься, заставляя меня орать от удовольствия. Все ее тело даровало удовлетворенность. Ее груди покоились в моих ладонях. Ее соски были обласканы моими пальцами. Ее губки были слаще вина. Мы получили наслаждение, равного которому нет…

Позже мы длительно лежали обнявшись, тихо шепча и лаская друг дружку.