Утренняя гимнастика

Категория: Романтика

По ту сторону окна светит колоритное солнце. Ночь была бурной, так что ничего необычного… Сколько же мы проспали? Протягиваю руку к часам, стоящим на тумбочке в изголовье. Неосмотрительное движение… и раздаётся звук, схожий на удар колокола. Это я случаем надавил кнопку.

«Десять часов 20 восемь минут», — произносит говорящий будильник.

Ох, некстати, она же проснётся!

Женщина открывает глаза, жмурится, сладко потягивается и поворачивает голову:

— Ой, а где это я?

— На моей даче. Ты уже забыла вчерашний вечер?!

— Да я прикалываюсь!

Мы дружно хохочем. Представляю, какой глуповатый вид у меня был только-только. А вообщем, естественно, жизнь великолепна. Мы познакомились две недели вспять и впервой проводим совместно выходные. Причём не два денька, а три. Я взял отгул в эту пятницу, а у неё вообщем свободный график. Завидую!

Перестав смеяться, я предлагаю:

— Леночка, хочешь кофе в кровать?

— Ты его лучше в кухне сообрази. После зарядки — самое оно.

— Вот спортсменка! Нужно же…

— А то! На данный момент поднимусь — и на свежайший воздух. Пойдёшь со мной?

— Да я ещё не пробудился.

— Ничего, на меня полюбуешься… и у тебя весь сон как рукою снимет.

Она хихикает, приоткрывает грудь и опять скрывается под одеяло, устраиваясь поудобнее.

Полежав малость, я встаю и одеваюсь. Захожу в кухню, включаю электронный чайник и выглядываю в окно. На дворе всюду сугробы. Вчера мы проваливались в их, шагая от машины до дома. А сейчас нужно хоть чуть-чуть расчистить снег, если уж собрались заниматься физической культурой. Выхожу с лопатой в руках. Прокладываю дорожку до середины двора, а потом раскидываю снег в стороны. Тут будет наша спортивная площадка – как раз на двоих по размеру. Очищаю лавку, которая стоит рядом. Всё, дело закончено. Оставляю сапоги в прихожей, переобуваюсь в кроссовки и захожу в комнату.

Елена, естественно, ещё нежится под одеялом. Ох уж эти дамы, всегда их приходится ожидать… Подхожу, наклоняюсь к ней и целую в щёку:

— Дорогая моя, поднимайся. Я готов.

— На данный момент пойдём!

Она выскакивает из постели и делает пару шажков по комнате. Наклоняется к сумке, задвинутой в угол, и вынимает оттуда что-то ярко-красное. Ага, это купальник. Через минутку уже видно: фасон «четыре треугольника», размеры такие, что меньше, наверняка, не бывает. Она замечает мой взор, привстаёт на носки, потом опускается назад и начинает двигать бёдрами.

— Ну как, хороша собой?

— Красота!.. Давай, одевайся.

— А для чего? Для зарядки я уже одета.

— Ты что, передумала? Будешь свою гимнастику в комнате делать?

Она глядит на меня и смеётся:

— Я же произнесла — на улице. А сейчас пошли!

Немного обалдев, я догоняю её в коридоре. Раскрывается дверь, потом ещё одна, и мы оказываемся на крыльце. Босоногие ножки стремительно спускаются по ступенькам и вступают на свежайший снег. Вот это смелость! Елена бежит до площадки, которую я расчистил, потом оборачивается, смотря на меня с торжествующим видом:

— А ты не веровал…

— Я и на данный момент не верю своим очам. Любуюсь на твоё тело. Неуж-то для тебя не холодно?

— Витенька, я же привыкшая!

Елена пару раз подпрыгивает на месте, а потом, вытянув руки вперёд, взмахивает ногами — то правой, то левой. Снежинки, поднятые с поверхности, летят в мою сторону… Я не спеша приступаю к зарядке, стоя вблизи и не сводя с неё глаз. Роскошная фигура в красноватом купальнике на фоне снега — это что-то! Любопытно, знает ли она, сколь соблазнительно смотрится? Остановившись, она гласит:

— А сейчас давай совместно. Как на танцах.

— Синхронно?

— Ага. Делай как я!

Она два раза наклоняется в одну сторону, потом в другую. Раз-два, три-четыре! Я чуть за ней поспеваю. Молча, она переключается на другие движения. Стремительно шагает вперёд и вспять, покачивая при всем этом бёдрами. Повторяю всё то же в зеркальном отражении, стараясь попасть в её ритм. Стоп! Сейчас вращения туловищем… в одну сторону… в другую… Нужно же, какая упругость! Я сохраняю темп, но двигаюсь с наименьшим размахом. А то ведь равновесие потеряю… Остановка на пару секунд, сейчас бег на месте. Через минутку уже финиш. Она приседает, я тоже — ещё и ещё раз. Начинаю считать: четыре, 5, 6… 10… 20… 30… Мускулы уже побаливают, а ей хоть бы что. Я сбиваюсь со счёта, и здесь она замирает, протянув руки к небу. Я стою, смотря на неё и стараясь успокоить дыхание. Елена подходит ко мне:

— Ну как, для тебя горячо?

— Уфф… Да, естественно.

— Вот и мне тоже. Ничего, сейчас охладимся.

Она расстёгивает молнию на моём спортивном костюмчике. Через минутку куртка уже лежит на скамье, и мы снова стоим друг перед другом. Елена опять протягивает руки ко мне и задирает футболку:

— Снимай, снимай. Так эротичнее. Не всё же для тебя наслаждаться.

Прохладный воздух прикасается к телу. Чувства достаточно острые и в то же время приятные. Это немного возбуждает… Я снова смотрю на свою подругу и спрашиваю:

— А у тебя ноги не замёрзли? С босыми ногами на снегу — уже минут 10…

— Можешь потрогать.

Она приседает и опускается на четвереньки. Я прикасаюсь к её ступням. Естественно, они прохладные! Но всё-таки не замёрзшие и очень упругие. Собираюсь вставать, и здесь она гласит:

— А сейчас приподними меня за ноги. Малость похожу на руках.

Мы медлительно движемся вперёд. Я гляжу на нагую спину и неровности, чуть прикрытые красноватым лоскутком. Пред нами сугроб, и я спрашиваю:

— Всё, приехали? Либо разворот?

— Какой разворот? Едем далее.

Делаю ещё пару шажков вперёд… Здесь она сгибает колени и выскальзывает из моих рук прямо в глубочайший снег. Ничего для себя!

Она лежит на животике, болтая ногами в воздухе и загребая снег руками. Потом переворачивается на спину, поджимает колени и стремительно встаёт. Я смотрю на её красивое тело и прикасаюсь к ней:

— Снегурочка ты моя…

***

Поднявшись с постели, я стою в одних трусах и потягиваюсь. Сейчас суббота. Елена уже куда-то пропала… а вот и она, легка на помине, входит в комнату. На ней тот же ярко-красный купальник. Мы сразу говорим:

— Привет, — шагаем навстречу и обнимаем друг дружку.

Постояв так немножко, она гласит:

— Сегодня у нас всё напротив. Вчера ты раскидывал снег, а позже ожидал, когда я встану с постели. Сейчас первой поднялась я, вышла из дома… и тоже …кое-что приготовила. Взгляни вон туда!

Я выглядываю в окно. Там, где мы вчера делали зарядку, лежит мой туристский коврик. Я уж и запамятовал, что когда-то привёз его на дачу. Елена этот коврик отыскала и вынула во двор… только для чего? Не успеваю задать вопрос, как она продолжает:

— Да, и ещё. Вчера ты одевался сам, а сейчас я желаю избрать тебе спортивный костюмчик. Не возражаешь?

— С тобой не соскучишься! Да у меня он тут только один, выбирать не из чего… Хорошо, я согласен. Любопытно, что у тебя выйдет.

Елена протягивает мне спортивные штаны, а потом футболку. Я одеваюсь и вижу, как она садится на корточки и начинает закатывать штанины. Что бы это значило? Поднявшись, она гласит:

— Готово! Сейчас можно и на зарядку.

— Думаешь, так будет привлекательнее?

— Так удобнее. Ну, пойдём.

— Без куртки?

— Да, естественно. Мы же не в Арктике.

Я прохожу пару шажков по коридору и останавливаюсь у вешалки. Она недоуменно спрашивает:

— Ты чего?

— Вот мои кроссовки, на данный момент обуюсь.

— А для чего? Будешь делать зарядку, стоя на коврике. Давай, пошли с босыми ногами.

— По снегу? Я же не таковой закалённый…

— Естественно, не таковой. Пока, — она улыбается.

Я открываю дверь, выходящую на крыльцо. Ой, холодно! Вчера я раздевался после зарядки, а если вот так, в одной футболке сходу на улицу… Шагаю вниз по прохладным ступенькам. Сейчас бегом!

Добравшись до коврика, я останавливаюсь. Елена встаёт напротив и глядит в мою сторону.

— Ну как, по снегу понравилось?

— Угу… Не ждал, что я на это способен. Только мне на данный момент холодно. Футболка — это не совершенно зимняя одежка.

— Купальник — тоже не совершенно зимняя. Ничего, согреешься. Начинаем зарядку!

Сделав несколько упражнений, я уже чувствую, как стало теплее. Елена глядит на меня и спрашивает:

— Согрелся?

— Ну, в общем, да. А что?

— Тогда раздевайся… выше пояса.

Футболка падает на коврик. Елена подходит ко мне, держа в обеих руках рыхловатый снег.

— А сейчас прохладный массаж.

— Ой!

Она начинает растирать меня снегом, прикасаясь со всех боков. Тело становится влажным, капли воды скатываются по животику. Маленький ветерок принуждает поёжиться.

— Может быть, на сей день хватит?

Елена стоит прямо передо мной, трогая меня за плечи.

— На данный момент обсохнешь, это недолго. Мы ведь ещё зарядку не окончили.

Она отбегает на пару шажков, поворачивается ко мне и разводит руки в стороны. Делает резкий взмах впереди себя, потом ещё и ещё. Я повторяю её движения и снова согреваюсь. Руки немного устают, и я опускаю их вниз. Елена тоже перестаёт махать руками, и закидывает их за голову, выставив грудь вперёд.

— Сейчас я буду купаться.

— Это как? В снегу, что ли?

— Не угадал! На данный момент узреешь.

Она подходит к лавке, около которой стоит белоснежное пластмассовое ведро. Пробегая мимо, я и не увидел его на фоне сугробов. Сделав пару шажков в мою сторону, она поднимает ведро обеими руками и опрокидывает на себя. Раздаётся плеск воды, ко мне летят прохладные брызги. Елена стоит в влажном купальнике и улыбается, очевидно удовлетворенная впечатлением:

— Ну, как для тебя это зрелище?

— Такового я ещё не лицезрел. Пойдём домой?

— Скоро пойдём… а пока малость побегаем. Догони меня!

Елена срывается с места и перепрыгивает сугроб. Соскочив с коврика, я пускаюсь за ней по глубочайшему снегу. Двигаться стремительно не выходит, но всё же мне удаётся её догнать. Здесь я подхватываю её на руки и несу к дому. Остановившись у крыльца, я жду, когда она подымется по ступенькам. Заместо этого она прижимается ко мне, и мы ещё длительно целуемся, не замечая холода.

***

Я открываю глаза и медлительно кручу головой. Ещё не совершенно рассвело — наверное, я рано пробудился, с чего бы это? Вижу, что Елена тоже не дремлет, и поворачиваюсь к ней. Нежные прикосновения подменяют нам фразу «Доброе утро». В конце концов, она откидывает одеяло, встаёт и подходит к окну. Я снова любуюсь её красивым телом и мягенькими, как у кошки, движениями. Обернувшись, она гласит:

— Ночкой погода поменялась. Смотри, какой снег.

Она раздвигает занавески. По ту сторону окна видны медлительно падающие хлопья и светло-серое небо. Гляжу на будильник — там начало десятого. Вчера в это время мы уже были на улице. А сейчас… настроение такое сонное.

Я опять смотрю на Елену, которая ловит мой взор и делает соблазнительные движения. Протянув руку к приёмнику, она надавливает кнопку, и комната заполняется музыкой. Елена пляшет, пока не завершается мелодия, а позже выключает радио:

— Любишь глядеть на меня голенькую?

— Естественно, люблю! А продолжение будет?

— Будет. И сюрприз для тебя будет.

— Какой сюрприз?

— Вчера вечерком я вышла во двор посмотреть на примыкающие участки. Там всё было занесено снегом — не этим, а издавна выпавшим. Следов я нигде не увидела, и окна во всех домах были тёмными. Похоже, что мы тут одни.

— Ну и что?

— И крыльцо у нас во двор, а не в сторону улицы. Так что я могу пойти на зарядку… без купальника! Хочешь?

— Желаю, ещё как желаю. От одних мыслей об этом у меня встаёт.

— Я так и задумывалась. А у меня тоже есть к для тебя пожелание.

— Какое конкретно?

— Полная взаимность.

— Это как?

— Чтоб мы оба вышли без одежки. Видишь, у меня есть фантазии, и даже очень эротические.

— Я же замёрзну! Это для тебя всё идиентично — что зима, что лето! Ты, наверное, и в проруби купаешься, причём не 1-ый сезон. Нельзя же, чтоб так стремительно.

— Естественно, купаюсь. А медлительно либо стремительно — это уже дело техники. Если нельзя, но очень охото, то можно.

Она приносит два одеяла, и кладёт их поверх моего.

— Полежи ещё минут пятнадцать. Для тебя станет горячо. И кофе в кровать нам сейчас тоже не помешает. Пойду на кухню и приготовлю.

Мы сидим рядом, завернувшись в одеяла. От каждого глотка жаркого кофе тёплая волна разливается по всему телу. Мои руки немного дрожат — от предвкушения и от испуга сразу. Отрешиться я, естественно могу. Но для близкой мне дамы охото сделать чего-нибудть приятное. Пусть она и экстремалка…

Я отставляю чашечку в сторону. Елена допивает собственный кофе и спрашивает:

— …Ну как, отважился?

— Да, мне уже совершенно горячо. Я сообразил, у нас получится, как после бани. Там ведь тоже зимой на улицу выбегают.

— Мне нравится ход твоих мыслей.

Поднявшись, Елена стаскивает с меня все одеяла и тянет за руку:

— Сейчас резвее. Из постели — сходу на свежайший воздух.

Мы пробегаем по коридору. Меня обхватывает дрожь, сердечко бьётся еще почаще обыденного. Вот она раскрывает входную дверь и встаёт на крыльце, чуток отойдя в сторону. Я выскакиваю туда же и останавливаюсь рядом. Стоя с босыми ногами на снегу, мы купаемся в прохладном воздухе. Я обнимаю Елену правой рукою за талию, а левой ласкаю ей грудь. Опустив собственный взор на ступени, я вижу свежайшие следы. Означает, сейчас она уже тут была. И правда, коврик лежит поперёк лавки, спускаясь обоими концами к земле. Ведро там тоже стоит — видимо, снова полное. Постояв малость, мы спускаемся вниз. Елена движется передо мной, красивая, как лесная нимфа. Добежав до места, где мы уже два раза провели утро, она хватает коврик, переворачивает его и кидает вниз.

— Вставай, — гласит она, и приседает около. — Я для тебя снег отряхну. А то ведь ноги замёрзнут.

Её руки кажутся очень жаркими. Оторвавшись от моих ступней, Елена поднимает голову, несколько секунд глядит прямо впереди себя, произносит:

— О-о! — и снова встаёт.

На мгновение прижавшись ко мне, она делает пару шажков вспять и, улыбаясь, глядит на меня:

— Витя, для тебя не холодно?

Я кручу головой:

— Мне горячо от такового вида.

— Ну и здорово, — произносит она. — На данный момент у нас будет неотклонимая программка. А позже случайная.

Мы опять делаем нашу зарядку, двигаясь в резвом темпе. Красуясь передо мной, Елена превосходит сама себя. Её красоты, открытые всем ветрам, поворачиваются ко мне то одной, то другой стороной. Снежинки продолжают падать, но остаются только на её голове, украшая тёмные волосы. Босоногие ножки взмывают ввысь и здесь же опять опускаются в рыхловатый снег.

Остановившись, Елена снова кидает на меня взор, устремлённый ниже пояса. Сделав пару шажков в сторону, она останавливается у ведра и гласит:

— А сейчас подойди ко мне.

Я опять иду по снегу, приближаясь к ней. Подняв ведро на вытянутых руках, она наклоняет его в свою сторону. Когда я встаю совершенно рядом, поток воды выливается

ей на грудь и окатывает меня, подобно водопаду. Ведро летит в снег, мы обнимаем друг дружку, влажные и счастливые. Сердечко неистово колотится, холод куда-то исчезает, возбуждение добивается предела. Смотря мне прямо в глаза, Елена гласит:

— Я тебя желаю.