Вино Хоббитов. День шестой

Категория: Романтика

Когда я пробудился, Наташа уже ушла. Пробудился я достаточно поздно: никто меня не будил. Я был рад, что Наташа поступила конкретно так. Совсем не поэтому, что утомился за ночь: это было очевидным признаком пробудившихся от спячки её человечьих свойств. Я, в конце концов, разгадал загадку этого дома. Осталось только решить, как проснись остальное семейство. А пока будет очень наивно строить мирные планы а будущее. Позавтракав, я вышел из комнаты. На пути к кабинету Ольги я столкнулся с Машей.- Ах, вот ты где! — я готов был её придушить.Когда Маша увидела меня, плечи её распрямились, и она постаралась казаться выше и старше.- Маша, почему ты лжешь?! Немедля иди к Лере и скажи ей правду!- Ну, понимаешь…- Не мямли!Она в один момент подскочила и врезала мне шпилькой в животик. Я согнулся напополам и на мгновение растерял ориентацию. Когда я пришел в себя, малеханькой стервы и след простудился. Поднявшись наверх, я от всего сердца врезал кулаком в дверь Маши. Куда там! Эту дверь из автомата не прошибить. В один момент я услышал глухой удар и вопль. Кажется, это из комнат Снежаны. Точно: её дверь приоткрыта. Вбежав туда, я увидел виновницу шума лежащей на полу и придавленной одним из собственных возлюбленных тренажеров.- Что тут происходит?С проклятьями я подбежал и отодвинул металлическую стойку, упавшую прямо на ногу Снежане.- Мне больно…Ну, ещё бы! На голени медлительно наливалась кровью большая ссадина. Согнувшись от боли, Снежана лежала на полу. Даже на данный момент она бала катастрофически хороша.- Я занималась, — простонала она, — а вот эта штука почему-либо оторвалась и свалилась прямо мне на ногу…- Можно поглядеть?Ощупав ногу, я сделал вывод, что кость не сломана. Жить девчонка будет, только похромает некое время: уж очень сильный ушиб.- Что там? — не выдержала она. — Как моя нога? Всё не так плохо, а?- Да, не могу сказать, что всё в порядке, но через пару дней это пройдёт.- Отлично!Узнав, что это не жутко, Снежана успокоилась и боль отступила.- Но…Взглянув на тренажер и стенку, я не увидел ничего схожего на поломку. Создалось воспоминание, что кто-то просто открутил его от стенки, на которой тот крепился. Снежана чего-то не договаривала.- Нет, ничего…Женщина встрепенулась:- Что?- Ну… Нет, ничего.Я оказал её первую помощь. Снежана — крепкая женщина и стремительно придёт в норму. Потом я уложил её на кровать, строго-настрого приказав не вставать, по последней мере, до вечера. Потом я опять пошел к Ольге: нам всё-таки необходимо кое-что обсудить. Уже спустившись вниз, я услышал глас сверху:- Паша!Подняв голову, я увидел Анну, бегущую вниз по лестнице. А позже…- Осторожно! — кликнул я, когда она уже начала падать.Она оступилась и полетела вниз. Я не успел схватить её. Со всего маху она свалилась на пол и закончила двигаться. Из разбитого виска просачивалась кровь. Необходимо срочно вызывать скорую! Бросившись к телефону, я краем глаза увидел знакомую оранжевую курточку, промелькнувшую на втором этаже. Неуж-то это она толкнула Аню? Может быть, на этот вопрос сумеет ответить только она сама. Я не мог поверить, что это Маша была виновницей нынешних происшествий. Аня пришла в себя и застонала:- Паша…Ей срочно требовалась помощь. Я с обезумевшой скоростью набирал номер. К счастью, Аня расшиблась не так очень, как показалось на 1-ый взор. Прибывший доктор оглядел её, заверил, что никакой угрозы нет, и оставил её дома, за ранее напичкав на всякий случай снотворным. Но, всё-таки, что затеяла Маша? Отыскать ответ я мог только обнаружив её саму, потому я отправился наверх, твёрдо решив, в последнем случае, выломать дверь, чего бы это ни стоило. Этого не пригодилось. Дверь была открыта, а Маша ожидала меня, сидя в кресле.- Маша! Я тебя находил. Нам необходимо побеседовать. Прямо на данный момент! Что ты устроила? Аня могла погибнуть из-за тебя!- Ну…- Так для чего ты это сделала?- Ну…Маша стиснула зубы и обширно раскрыла глаза, стараясь не зарыдать. Она постаралась выскочить из комнаты, но я её не выпустил:- Не считая того, ты лжешь! Достаточно! Сейчас мне уже плевать на твою ересь.- Поэтому, что…- Поэтому, что?- Поэтому, что я ни с кем не желаю тебя разделять!Час от часу не легче!- Ты думаешь таким методом захватить меня? А ты не задумывалась, что я могу тебя возненавидеть за такие выходки?- Ну…- Что?!- Я ничего не сделала некорректно!- Какого чёрта?- Ты всё время был с моими сёстрами, я со мной обращался, как с ребёнком!- А что, не так?- Не глумись! Скажешь ещё хоть слово против, я устрою как в прошедший раз!Ну всё, с меня хватит! Только я собрался уходить, как в комнату кто-то ворвался. Это была Лера. Наверняка, во время всего разговора она стояла за чуток приоткрытой дверцей и слышала всё. Гулкая оплеуха откинула сестрёнку в другой конец комнаты. Маша зарыдала. Никогда бы не поразмыслил, что Лера способна на нечто схожее. Она казалась мне очень рассудительной. На данный момент она была взбешена. Её волосы развевались, а грудь гневно вздымалась. Не хотя следить грозу сначала мая, я вышел в коридор, но Лера догнала меня.- Паша, прости, что не сообразила тебя…- Всё в порядке, ведь сейчас ты знаешь правду.- Я была таковой глуповатой. Я для тебя больше не нравлюсь, да?- Я не терпеть не могу тебя.- Так я для тебя всё ещё нравлюсь? — в воздухе запахло озоном.- Ну, естественно.- Я рада…Лера улыбнулась. Это была ухмылка безумной.- Ну… Паша…- Да? В чём дело?- Ты знаешь… Я …Я никогда прежне не лицезрел её таковой смущенной. Это было очень завораживающе.- Я… Я люблю тебя, Паша…- Что?!!- Я больше не могу держать это внутри себя. Я должна для тебя открыться…- Ну… Я… Я не знаю, что сказать…- Ты не ненавидишь меня. Это означает, я для тебя нравлюсь. Означает, ты меня любишь. Можешь не гласить о том, что ты тоже любишь меня. Я это знаю, и ты тоже это знаешь.Мне было нечего сказать….- Я должна идти… Ты знаешь, куда я иду. Ты будешь держать в голове обо мне, когда я уйду?Лера пошла вниз по лестнице, а я остался стоять, напрасно пытаясь переварить всё то, что она мне выложила. Я был смущён, но это было только начало… Вечерком Ольга собрала у себя всех. Не пришла только Лера. И Алиса, но, думаю, это можно простить. Предметом обсуждения была Маша. Она посиживала на диванчике меж Снежаной и Аней. Если б дамский взор мог воспламенять, Маша уже дымилась бы сходу с 2-ух сторон. Ольга грозно стояла, опершись на книжную полку. Наташа неуверенно пристроилась в углу комнаты. Начала Снежана:- Я её никогда не прощу! Как она могла так поступить?Саня добавила:- Я ведь могла погибнуть! Ты вообщем представляешь, что делаешь?- Но почему только я повинна?.. Почему?..Маша сжалась в комок. Казалось, она вот-вот зарыдает.- Просто у меня своя мораль, а у вас своя. Вы не имеете права меня осуждать. Я просто не такая, как вы. Разве я не могу быть таковой? Вы все такие тупые! Заботитесь только о для себя, и совсем не думаете о других! Вы желаете только 1-го, и отлично умеете это получать. Вы сделали этот мир, но не смогли окончить созидание себя. И, не считая того, есть ещё кое-кто, контактирующий с Пашей! — глас её стал вкрадчивым.- Кто-то ещё? — спросила Ольга. — О чём ты говоришь?- Это…Маша спрыгнула с дивана и ткнула пальцем в Наташу:- Вот эта сучка!- Что? — Ольга только на данный момент сообразила, о чём речь, а я уже примеривался к двери.- Неправда, — произнесла Снежана, но Маша была непоколебима:- Вот почему я произнесла, что все вы тупы! Паша и эта сучка обожают друг дружку. Вы понимаете, что такое любовь? Она даёт веру!Ольга обратилась ко мне:- Так что все-таки тут происходит?!!Маша не отдала мне и слова сказать:- Эта шлюха поведала Паше, как она попала в нашу семью. И он ей поверил. Она любит его!- Паша, это правда?Ольга оборотилась ко мне, не оставив мне никаких шансов. Я мог солгать, но решил сказать правду. Ольга взбесилась:- Ах, ты мразь! И ты возлагала надежды, что мы это так оставим?!Она подпрыгнула к Наташе и кинула ту на пол.- Лижи мои туфли!Наташа начала это делать.- Паша, взгляни на неё? Почему ты всему миру предпочел этот кусочек дерьма?!!Я не мог вздохнуть. Все взоры были нацелены на меня. В конце концов, я пришел в себя.- Что? Где Наташа?Ната была растоптана и унижена. Туфли Ольги начинали поблескивать. Я ощутил, как закипаю. Я не мог больше глядеть на унижение девицы. Развернувшись, я побежал за Лерой. Только она может мне посодействовать. В комнате её не оказалось.- Лера! — позвал я её.Никто не откликнулся. Я заглянул в ванную. О, нет! В ванной текла вода, а Лера… Лера, сжав бритву в одной руке, другую опустив воду, лежала, опершись на бортик ванны. Вода была красноватой от крови. Я не мог поверить… Неуж-то она так безумная? Я не сообразил, что она за человек. Не сообразил, что она осознает под словом «любовь». Черт, весь этот мир сплошное недопонимание. Только наши эмоции имеют значение. Наши эмоции и наша любовь. Я подошел к ней. Она была ещё живая, но шептала елё-еле:- Паша…Лера погибла. Погибла с моим именованием на устах. Тогда у меня появились 1-ые седоватые волосы. Бритва выскользнула из её пальцев и свалилась в воду. Подняв тело девицы, я отнёс её на кровать и закрыл глаза. Это всё, что я был в состоянии сделать для злосчастной. Я попрощался с ней, как будто собирался возвратиться через несколько минут. Бедняжка лежала на кровати такая же красивая, какой и была в жизни. Я никогда не смогу запамятовать, как я уходил, опасаясь оторвать взор от тела. Это то, что остается со мной навечно. Выйдя в коридор, я направился к для себя. Ни при каких обстоятельствах нельзя оставаться в этом доме ещё хотя бы на час. Необходимо немедля находить Наташу и бежать отсюда, куда глаза глядят. Наташа ожидала меня.- Паша, беги. Спасай себя. Если ты останешься, станешь таким же, как мы!Я поднял глаза.- Лера мертва. Она уничтожила себя из-за меня. Я смогу уйти отсюда только совместно с тобой.- Но я не знаю, что делать…- Наташа, ты любишь меня?- Да.- Тогда бежим со мной. Я не могу осознать, когда ты лжешь мне. Я вообщем не могу осознать, где правда. Всё, что я знаю, это то, что я должен спасти тебя. Мне необходимо спасти тебя!Она молчала.- Прошу, поверь мне. Я должен спасти тебя.Она, в конце концов, отважилась:- Я пойду с тобой.- Тогда идем. На данный момент!Я схватил Наташу за руку и повлёк за собой из комнаты, но…- Стоять, оба!На пороге, с охотничьей двустволкой в зубах стояла Ольга. Ружьё было нацелено прямо мне в грудь.- Госпожа Михайлова…- Я должна быть более осторожной. Вы перепутали все мои планы.- Твои планы? — опешил я.- Вы оба понимаете очень много. Пройдём в мою специальную комнату?В её руках было ружьё. И она была Ольгой Михайловой. Пришлось подчиниться. По последней мере, так у нас оставался хоть некий шанс к спасению. Под прицелом нас конвоировали куда-то в заднюю часть дома, за кухню. Входя в комнату, я увидел, что дверь железная, и значительно закопчена изнутри. В воздухе стоял удушливый запах керосина. Повдоль стенок, прямо на полу, в лужах горючего стояли свечки. Потолок был закопчен. Проследив мой взор, Ольга произнесла:- Не волнуйся, до известного времени это совсем неопасно. Пока свечки не догорят. Я не желаю тебя убивать, ты очень полезен.- Полезен? Ты о чем?- О твоих деньгах. Ты ведь достаточно богат.- Что ты имеешь в виду?- Я о твоём наследии. Ты совершенно как мой покойный супруг. Он тоже пробовал бежать. Время от времени со служанкой, время от времени один…- Что?- Да, это я уничтожила его! Но мне нужен был кто-либо с головой, чтоб крепить мою семью. Как ты. А он пробовал убежать.О, Господи, она гласит об этом так, как будто на трассе сбила кошку!- Для тебя необходимы только средства и секс?- Да, но, пожалуй, я в для тебя разочаровалась. Мог бы соображать побыстрее. Пожалуй, всё-таки придётся тебя жарить. Как супруга.- Отлично, но только отпусти Наташу. А позже делай со мной что хочешь.- …Ха! Вот ты какой! Неуж-то это из-за того, что ты её любишь?- Нет, не из-за этого. Из-за нечто большего.- Я понимаю… Отлично, я отпущу её, но поначалу… — она задумалась, — Поначалу отымей её по-хорошему в зад, а позже обделай с ног до головы.- Что?!!- Но ведь это лучше, чем погибель, не так ли?- Отлично.Я подошел к дрожащей от кошмара Наташе. Сделав вид, как будто запутался с застёжкой юбки, шепнул её на ухо:- На данный момент я брошусь на неё, а ты беги. Беги изо всех сил прочь. Только молю, не оглядывайся.- Отлично, но как ты…- Не принципиально. Я сделаю. Я просто сделаю это. А сейчас беги.Я прыгнул к Ольге, стараясь закрыть от неё Наташу, но убийцу было не так просто одурачить.- Наташа, ни с места, либо он умрёт!Чёрт, ну я же гласил ей не останавливаться! Так нет, Нате обязательно необходимо было посмотреть на нас. А взглянув, уже не могла убежать. Ольга усмехнулась:- Поздравляю, Паша, у тебя практически вышло. А сейчас умри!Может быть, и есть люди, способные не моргнув глядеть на то, как им в голову стреляют сходу из 2-ух стволов. Я к ним не отношусь. Выстрел прогремел в малеханькой комнатушке так, что на мгновение заложило уши. Когда я открыл глаза, то увидел последующее: перестрелянная свеча из стенного подсвечника как в замедленном кинофильме падает вниз, Наташа стоит около двери, а среди комнаты за обладание ружьём борются Ольга и Маша!- Маша, отпусти!- Беги, Паша, беги! Оставь меня, не волнуйся!Свеча свалилась. Комнату здесь же покрыли языки пламени. Одним прыжком я преодолел полкомнаты и вытолкнул Наташу в коридор. Огнь был и тут. Волосы начали тлеть. Через рёв пламени до меня донёсся глас Маша:- Прощай, старший брат, не запамятовай обо мне!Я схватил Нату в охапку и устремился к выходу. Не веруйте фильмам, где вам демонстрируют, как бесстрашный герой бегает по пылающему дому. Это полная чушь. В огне мгновенно теряешь ориентацию. Только чудом я сумел вынуть нас оттуда. Реснички обуглились, и из-за этого я практически ничего не лицезрел.- Маша! — закричал я во всю силу лёгких.Никто мне не ответил. Шикарный дом пылал как спичка. С проклятием семьи Михайловых было покончено. Может быть, я был должен обойти дом вокруг и поглядеть, может быть, кому-то нужна помощь, но я не стал этого делать. Я просто сел на пригорок, подтянув колени к подбородку, и стал ожидать, когда догорят развалины. Наташа молчком подошла, села рядом и положила голову мне на плечо. Разве не так я желал окончить?

Конец.

— Паша… — Ната поглядела на меня.- Что, возлюбленная?- Я… Кажется, я беременна.